Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Борьба за персональные данные

Редакция, 14 августа 2019
Просмотров: 1995
Версия для печати Версия для печати
Борьба за персональные данные

Борьба за персональные данные или тотальный контроль за человечеством

Борьба за персональные данные это последний рубеж обороны человека против наступления паразитов на нашу жизнь. Использование пожизненного персонального идентификатора позволит осуществлять полный контроль за любым человеком...

 

Борьба за персональные данные или Последний рубеж обороны

Автор – Olvik

Недав­но я опуб­ли­ко­вал крат­кий обзор со­ве­ща­ния у Пре­зи­ден­та по раз­ра­бот­ке Стра­те­гии раз­ви­тия ИИ. На этом со­ве­ща­нии, кроме про­че­го, неод­но­крат­но под­ни­ма­лась тема об­ра­бот­ки пер­со­наль­ных данных (ПД). В своём обзоре я эту тему не за­тра­ги­вал. А она за­слу­жи­ва­ет самого при­сталь­но­го вни­ма­ния. Фак­ти­че­ски, охра­ня­е­мая за­ко­ном кон­фи­ден­ци­аль­ность пер­со­наль­ных данных и право каж­до­го на «циф­ро­вое за­бве­ние» – это по­след­ний рубеж обо­ро­ны против без­удерж­ной циф­ро­ви­за­ции всей нашей жизни и необ­ра­ти­мо­го из­ме­не­ния прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции об­ще­ства и вза­и­мо­дей­ствия его членов между собой и с го­су­дар­ством.

Несмот­ря на то, что закон о пер­со­наль­ных данных (ПД) дей­ству­ет в России с 2006г (Фе­де­раль­ный закон «О пер­со­наль­ных данных» от 27.07.2006 № 152– ФЗ, с по­прав­ка­ми Фе­де­раль­но­го закон № 242-ФЗ 2015 г.), по­все­мест­ное внед­ре­ние сла­бо­го ИИ (экс­перт­ных систем ана­ли­за раз­но­об­раз­ных баз данных, со­дер­жа­щих в том числе и пер­со­наль­ные данные) до­ба­ви­ло накала в по­ле­ми­ку.

На со­ве­ща­нии у Путина эту тему поднял пре­сло­ву­тый Г. Греф в ка­че­стве одной из со­став­ля­ю­щих Стра­те­гии раз­ра­бот­ки ИИ. Он заявил, что «Мы хотим со­здать онлайн‑плат­фор­му с обез­ли­чен­ны­ми го­су­дар­ствен­ны­ми дан­ны­ми и дан­ны­ми ком­па­ний, к ко­то­рым будут иметь доступ ком­па­нии – раз­ра­бот­чи­ки систем ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та».

(со­глас­но ФЗ-152 обез­ли­чи­ва­ние пер­со­наль­ных данных – дей­ствия, в ре­зуль­та­те ко­то­рых ста­но­вит­ся невоз­мож­ным без ис­поль­зо­ва­ния до­пол­ни­тель­ной ин­фор­ма­ции опре­де­лить при­над­леж­ность пер­со­наль­ных данных кон­крет­но­му субъ­ек­ту пер­со­наль­ных данных)

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

И всё бы ничего, но речь идёт о том, чтобы обес­пе­чить доступ к такой базе, фак­ти­че­ски, в обход су­ще­ству­ю­ще­го пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.

Греф со­слал­ся на «опыт при­ня­тия так на­зы­ва­е­мой ди­рек­ти­вы GDPR в Европе, в Ев­ро­пей­ском союзе, ко­то­рый фак­ти­че­ски оста­но­вил раз­ви­тие ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, имеет при­зна­ки пе­ре­ре­гу­ли­ро­ва­ния этой сферы. Се­год­ня все ком­па­нии ста­ра­ют­ся унести свои ис­сле­до­ва­тель­ские центры из Европы, потому что штрафы при­вя­за­ны к обо­ро­там ком­па­ний, штрафы до 10 про­цен­тов от обо­ро­та ком­па­ний никто не хочет на себе ис­пы­тать, силу этого ре­гу­ли­ро­ва­ния, по­это­му проще со­зда­вать центры где‑то за пре­де­ла­ми Ев­ро­со­ю­за».

Его под­дер­жал вице-пре­мьер Акимов: «Ко­неч­но, пищей для ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, как уже го­во­ри­лось, служат данные. По­это­му одна из задач – во­вле­че­ние в оборот мак­си­маль­но­го ко­ли­че­ства обез­ли­чен­ных данных с учётом тре­бо­ва­ний по кон­фи­ден­ци­аль­но­сти. Мы сов­мест­но с де­пу­та­та­ми Фе­де­раль­но­го Со­бра­ния раз­ра­бо­та­ли по­прав­ки в закон о пер­со­наль­ных данных, кон­кре­ти­зи­ру­ю­щие ме­ха­низ­мы обез­ли­чи­ва­ния».

Пло­щад­кой для об­кат­ки пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и тре­ни­ров­ки «ин­тел­лек­тов» на боль­ших объ­ё­мах, пред­по­ло­жи­тель­но, обез­ли­чен­ных данных пред­ло­же­но сде­лать Москву. И в силу гро­мад­ных объ­ё­мов самих данных, а также потому, что, по словам Со­бя­ни­на: «Есть и пра­во­вые уже заделы. В част­но­сти, есть изъ­я­тия фе­де­раль­но­го закона, ко­то­рые дают нам воз­мож­но­сти более ак­тив­но ра­бо­тать с боль­ши­ми дан­ны­ми, с фе­де­раль­ны­ми ор­га­на­ми го­су­дар­ствен­ной власти». О каких «изъ­я­ти­ях» из дей­ству­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ства для Москвы го­во­рил Со­бя­нин, мне уста­но­вить не уда­лось.

На­ко­нец, ещё раз указал Путину на неко­то­рое до­сад­ное пре­пят­ствие на пути к за­вет­но­му ИИ глава РФПИ К. Дмитриев: «мы видим, что есть две боль­шие модели управ­ле­ния дан­ны­ми. Одна более при­зна­на в Китае, где го­су­дар­ство предо­став­ля­ет боль­ший доступ и кон­тро­ли­ру­ет данные, а другая более ев­ро­пей­ская, где доступ к данным очень огра­ни­чен. Мы, ко­неч­но, счи­та­ем, что именно ки­тай­ская модель поз­во­лит дви­гать­ся вперёд быст­рее».

К на­сто­я­ще­му вре­ме­ни и у нас в стране, и за ру­бе­жом су­ще­ству­ет раз­ви­тое за­ко­но­да­тель­ство в об­ла­сти хра­не­ния, об­ра­бот­ки и защиты пер­со­наль­ных данных, а также на­ра­ба­ты­ва­ет­ся пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка, име­ю­щая пре­це­дент­ный ха­рак­тер.

В данном тексте я хотел бы разо­брать­ся с темой пер­со­наль­ных данных вообще, и вы­яс­нить, какие по­тен­ци­аль­ные угрозы в эту тему вносит раз­ра­бот­ка всё новых (и всё более мощных) «слабых» ИИ.

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

Сна­ча­ла раз­бе­рём­ся в раз­лич­ных мо­де­лях управ­ле­ния пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми, о ко­то­рых го­во­рил Дмит­ри­ев. Начну с того, что при­ве­ду для спра­вок ос­нов­ные по­ло­же­ния пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния этой сферы в Европе, Китае и России. А затем, я своими сло­ва­ми по­пы­та­юсь объ­яс­нить их смысл и под­вод­ные камни на пути их прак­ти­че­ской ре­а­ли­за­ции.

Ев­ро­пей­ская модель защиты ПД

Ки­тай­ская модель защиты ПД

Защита ПД в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции

Далее я по­пы­та­юсь про­стым языком объ­яс­нить в чём при­чи­ны, суть и воз­мож­ные по­след­ствия по­след­них но­во­вве­де­ний в об­ла­сти работы с ПД.

Итак, в 1981г. при­ни­ма­ет­ся первый меж­ду­на­род­ный до­го­вор в сфере Data Privacy, ко­то­рым ста­но­вит­ся Кон­вен­ция о защите фи­зи­че­ских лиц при ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной об­ра­бот­ке пер­со­наль­ных данных. На се­го­дняш­ний день к ней при­со­еди­ни­лась 51 страна, в том числе и Россия (именно на этом до­ку­мен­те ос­но­ван и обязан ему своим по­яв­ле­ни­ем оте­че­ствен­ный фе­де­раль­ный закон о пер­со­наль­ных данных).

При этом, по­сто­ян­но уско­ря­ю­ще­е­ся раз­ви­тие ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий со­зда­ет новые про­бле­мы в сфере при­ват­но­сти данных и част­ной жизни. Глав­ной такой про­бле­мой ста­но­вит­ся по­яв­ле­ние Ин­тер­не­та и его быст­рое раз­ви­тие. Первым по­тен­ци­аль­ную угрозу за­ме­ча­ет Ев­ро­со­юз, ко­то­рый при­ни­ма­ет в 1995 году ра­моч­ную ди­рек­ти­ву по защите пер­со­наль­ных данных.

Ин­тер­нет мно­го­крат­но уве­ли­чил объёмы вновь со­зда­ва­е­мой и обо­ра­чи­ва­е­мой в сфере пуб­лич­но­го до­сту­па ин­фор­ма­ции. В конце 90-ых годов на­чи­на­ют фор­ми­ро­вать­ся IT-мо­но­по­ли­сты Ин­тер­не­та (так на­зы­ва­е­мая, боль­шая пя­тер­ка GAFAM: Google, Amazon, Facebook, Apple, Microsoft). Именно Google и Facebook пре­вра­ти­ли пер­со­наль­ные данные в при­быль­ный и вос­тре­бо­ван­ный товар. Они быстро на­рас­ти­ли свою ры­ноч­ную ка­пи­та­ли­за­цию до неви­дан­ных высот, обо­гнав многие гло­баль­ные энер­ге­ти­че­ские ком­па­нии и банки. Ис­точ­ник рас­ту­щих до­хо­дов до­воль­но прост – об­ра­ба­ты­вая ПД, по­ис­ко­вик Google и со­ци­аль­ная сеть Facebook, по­ка­зы­ва­ют на своих стра­ни­цах «тар­ге­ти­ро­ван­ную» (т.е. за­то­чен­ную под кон­крет­но­го поль­зо­ва­те­ля) ре­кла­му. Такую кон­текст­ную ре­кла­му охот­нее по­ку­па­ют ре­кла­мо­да­те­ли, так как она наи­бо­лее полно учи­ты­ва­ет це­ле­вую ауди­то­рию товара.

Для наи­бо­лее точ­но­го учёта пред­по­чте­ний по­ку­па­те­лей лидеры IT-ин­ду­стрии вы­нуж­де­ны об­ра­ба­ты­вать всё воз­рас­та­ю­щие объёмы ПД по всему миру. Си­сте­мы ИИ непре­рыв­но об­ра­ба­ты­ва­ют и ана­ли­зи­ру­ют всю эту ин­фор­ма­цию, от­прав­ляя ре­зуль­та­ты на сер­ве­ра в США. Кто и как там ис­поль­зу­ет эти ПД, знают немно­гие (ниже я при­ве­ду неко­то­рые при­ме­ры).

Именно в ответ на кон­текст­ную ре­кла­му, ЕС при­ни­ма­ет в 2002 году Ди­рек­ти­ву ePrivacy, ко­то­рая ре­гла­мен­ти­ру­ет ис­поль­зо­ва­ние cookies, ре­а­ли­зу­ю­щих, в том числе, и сбор данных для ре­кла­мы.

В то же время про­ис­хо­дят круп­ные утечки пер­со­наль­ных данных как в ре­зуль­та­те ха­кер­ских атак, так и вслед­ствие че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра. Раз­об­ла­че­ния Ас­сан­жа и Сно­уде­на вскры­ва­ют мас­штаб про­бле­мы ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния ПД.

Ло­гич­ным от­ве­том Европы стало при­ня­тие упо­мя­ну­той Ди­рек­ти­вы GDPR, ко­то­рая всту­пи­ла в силу 25 мая 2018 года. Ди­рек­ти­ва преду­смат­ри­ва­ет су­ро­вую от­вет­ствен­ность за на­ру­ше­ние до­воль­но стро­гих правил об­ра­бот­ки и защиты ПД. Так, на на­ру­ши­те­лей может на­ла­гать­ся штраф в раз­ме­ре €20млн. либо 4% от до­хо­дов ком­па­нии на ми­ро­вом рынке за год, т.е. ком­па­ния может ли­шить­ся всей при­бы­ли.

Сле­ду­ет особо от­ме­тить, что ди­рек­ти­ва GDPR носит экс­тер­ри­то­ри­аль­ный ха­рак­тер, т.е. при­ме­ня­ет­ся и к ино­стран­ным ком­па­ни­ям, ра­бо­та­ю­щим на ев­ро­пей­ских рынках. По­это­му, можно счи­тать, что на­прав­ле­на она, прежде всего, на аме­ри­кан­ские ком­па­нии (те же Google и Facebook), ведь в Европе нет своих по­ис­ко­вых систем и со­ци­аль­ных сетей.

На это сразу об­ра­ти­ли вни­ма­ние за оке­а­ном. Один из ос­но­ва­те­лей PayPal и пре­зи­дент хедж-фонда Clarium Capital Питер Тиль (Peter Thiel), во время беседы на Эко­но­ми­че­ском клубе Нью-Йорка в марте 2018г. об­ви­нил ЕС в на­ме­рен­ном про­тек­ци­о­низ­ме: «В Европе нет успеш­ных тех­но­ло­ги­че­ских ком­па­ний, и они рев­ност­но от­но­сят­ся к США, по­это­му они и на­ка­зы­ва­ют нас».

Похоже, Ев­ро­пей­ский Союз нашел сим­мет­рич­ный ответ на экс­тер­ри­то­ри­аль­ное при­ме­не­ние за­ко­нов США по всему миру в виде вся­че­ских санк­ций (против немец­ких ав­то­про­из­во­ди­те­лей, ев­ро­пей­ских банков и т.п.). И логика точно та же, что и у США: вам ин­те­ре­сен наш рынок? – тогда за доступ к нему вы обя­за­ны пла­тить всякий раз, когда нам это по­на­до­бит­ся.

Ка­за­лось бы, создав слож­ный, жёст­кий и, хо­те­лось бы верить, эф­фек­тив­ный ме­ха­низм защиты ПД, ев­ро­бю­ро­кра­ты должны по­чув­ство­вать удо­вле­тво­ре­ние. Однако, на пути прак­ти­че­ской ре­а­ли­за­ции ука­зан­ной Ди­рек­ти­вы (а также ана­ло­гич­ных рос­сий­ских за­ко­нов) есть масса пре­пят­ствий, де­ла­ю­щих её почти бес­по­лез­ной (за ис­клю­че­ни­ем ком­мер­че­ских со­об­ра­же­ний, ука­зан­ных выше).

Вот лишь неко­то­рые оче­вид­ные кол­ли­зии:

Защита пер­со­наль­ных данных и ин­те­ре­сы го­су­дар­ства

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

Сплошь и рядом го­су­дар­ство вме­ши­ва­ет­ся в част­ную жизнь своих граж­дан под пред­ло­гом со­блю­де­ния ин­те­ре­сов на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Яркий пример – раз­об­ла­че­ния Э. Сноудена о мас­штаб­ной слежке спец­служ­бой АНБ как за соб­ствен­ны­ми аме­ри­кан­ски­ми граж­да­на­ми, так и за по­ли­ти­ка­ми по всему миру (про­грам­ма PRISM). Причём, со­труд­ни­ча­ли с АНБ опе­ра­то­ры данных (Microsoft, Google, Facebook, Skype и др.), ко­то­рые должны эти данные за­щи­щать. Apple де­кла­ри­ру­ет кон­фи­ден­ци­аль­ность данных на своих устрой­ствах и, на словах, от­ка­зы­ва­ет­ся предо­став­лять к ним доступ спец­служ­бам. Однако, даже по от­кры­тым данным из­вест­но о су­ще­ство­ва­нии ком­па­ний, пред­ла­га­ю­щих услуги по раз­бло­ки­ров­ке iOS-устройств.

Ин­те­ре­са­ми на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти про­дик­то­ва­но и стрем­ле­ние ряда стран ло­ка­ли­зо­вать на своей тер­ри­то­рии базы ПД своих граж­дан, со­бран­ные ино­стран­ны­ми опе­ра­то­ра­ми данных. На этом на­ста­и­ва­ют законы, при­ня­тые в России, Китае, Ка­зах­стане, Бра­зи­лии, Индии и др., и если Ро­с­ком­над­зо­ру пока не уда­лось до­го­во­рить­ся с Facebook о ло­ка­ли­за­ции, то Китай, после зна­чи­тель­ных усилий (и под угро­зой за­кры­тия рынка) за­ста­вил таки под­чи­нить­ся Apple.

Доступ спец­служб к ПД «в ин­те­ре­сах нац. безопасности» преду­смот­рен в тех же за­ко­нах о защите ПД. Дальше всего в защите на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти пошли рос­сий­ские за­ко­но­да­те­ли. Недав­но при­ня­тый «пакет Яровой» за­став­ля­ет опе­ра­то­ров связи хра­нить звонки и со­об­ще­ния або­нен­тов за период, опре­де­ля­е­мый Пра­ви­тель­ством РФ. 12 апреля 2018 года пра­ви­тель­ство РФ под­пи­са­ло по­ста­нов­ле­ние о том, что с 1 ок­тяб­ря 2018 года опе­ра­то­ры связи обя­за­ны хра­нить в те­че­ние 30 суток тек­сто­вые, го­ло­со­вые, видео– и другие со­об­ще­ния поль­зо­ва­те­лей. Далее опе­ра­тор обязан уве­ли­чи­вать объем хра­не­ния на 15 про­цен­тов в год.

Со­блю­де­ние рос­сий­ски­ми опе­ра­то­ра­ми тре­бо­ва­ний Пакета Яровой о хра­не­нии данных (данные пе­ре­пис­ки, данные раз­го­во­ра между поль­зо­ва­те­ля­ми и т.д.) может при­ве­сти к на­ру­ше­нию рос­сий­ским опе­ра­то­ром не только усло­вий за­клю­чен­ных до­го­во­ров, но и за­ко­но­да­тель­ных норм, дей­ству­ю­щих в ино­стран­ном го­су­дар­стве, к при­ме­ру, тех же тре­бо­ва­ний о кон­фи­ден­ци­аль­но­сти, ко­то­рые зна­чи­тель­но рас­ши­ре­ны в ев­ро­пей­ском Ре­гла­мен­те GDPR. Как след­ствие, на рос­сий­ских опе­ра­то­ров в юрис­дик­ции го­су­дарств-членов Ев­ро­со­ю­за могут быть на­ло­же­ны зна­чи­тель­ные штраф­ные санк­ции.

Какие данные, по закону, могут быть пе­ре­да­ны спец­служ­бам? Мин­ком­свя­зи под­го­то­ви­ло проект при­ка­за, обя­зы­ва­ю­ще­го ин­тер­нет-сер­ви­сы под­клю­чать­ся по вы­де­лен­ным ка­на­лам к сетям спец­служб и ав­то­ма­ти­че­ски об­ра­ба­ты­вать их за­про­сы по поиску ин­фор­ма­ции о поль­зо­ва­те­лях. Спец­служ­бы ин­те­ре­су­ют ре­ги­стра­ци­он­ные данные поль­зо­ва­те­лей, пе­ре­дан­ные ими со­об­ще­ния и со­вер­шен­ные пла­те­жи, данные о ме­сто­по­ло­же­нии поль­зо­ва­те­лей и ис­поль­зу­е­мом ПО, их род­ствен­ни­ках, языках об­ще­ния и т.д. Если вспом­нить, что за по­след­нее время вы­со­ко­по­став­лен­ные офи­це­ры ФСБ неод­но­крат­но по­па­да­лись на пре­ступ­ле­ни­ях (в том числе, ор­га­ни­за­ции ОПГ, кры­ше­ва­нии пре­ступ­ных ав­то­ри­те­тов, со­кры­тии неза­кон­ной бан­ков­ской де­я­тель­но­сти, вы­мо­га­тель­стве взяток и т.п.), то трудно даже пред­ста­вить, где и у кого могут ока­зать­ся наши ПД «в ин­те­ре­сах нац. безопасности».

Защита пер­со­наль­ных данных и тех­но­ло­гии об­ра­бот­ки боль­ших данных.

Все су­ще­ству­ю­щие законы о ПД, преду­смат­ри­ва­ют, что «субъ­ект данных» должен давать ин­фор­ми­ро­ван­ное со­гла­сие на их об­ра­бот­ку. Однако, давая такое со­гла­сие, субъ­ект вряд ли может пред­ска­зать все по­след­ствия об­ра­бот­ки его данных, что объ­яс­ня­ет­ся осо­бен­но­стя­ми тех­но­ло­гий работы с боль­ши­ми дан­ны­ми (теми же си­сте­ма­ми ИИ, ко­то­рые смогут обу­чать­ся на ваших данных, как это пред­ла­га­ет Греф). В ре­зуль­та­те, «ин­фор­ми­ро­ван­ное» со­гла­сие яв­ля­ет­ся не более чем пустой фор­маль­но­стью и не может слу­жить за­кон­ным ос­но­ва­ни­ем для об­ра­бот­ки пер­со­наль­ных данных. Стоит упо­мя­нуть мно­го­чис­лен­ные утечки поль­зо­ва­тель­ских баз данных, со­би­ра­е­мых раз­лич­ны­ми ин­тер­нет-сер­ви­са­ми. Вот лишь два из­вест­ных по­ка­за­тель­ных при­ме­ра.

В 2015 году про­изо­шла утечка прак­ти­че­ски всех данных Ashley Madison. Неиз­вест­ная груп­пи­ров­ка, на­звав­шая себя Impact Team, взло­ма­ла ка­над­ский сайт зна­комств для же­на­тых людей Ashley Madison, слив в от­кры­тый доступ данные более 37 мил­ли­о­нов поль­зо­ва­те­лей из 40 стран мира, ис­ход­ный код сайта, а также внут­рен­нюю пе­ре­пис­ку первых лиц ком­па­нии. Ре­зуль­тат: зна­чи­тель­ная волна раз­во­дов по всему миру, несколь­ко слу­ча­ев су­и­ци­да. К тому же в сво­бод­ном до­сту­пе ока­за­лись данные около 1,200 поль­зо­ва­те­лей из Са­у­дов­ской Аравии, где на­ка­за­ние за измену до­хо­дит вплоть до смерт­ной казни. Вряд ли люди, со­гла­сив­шись на об­ра­бот­ку своих данных, пред­по­ла­га­ли такой исход.

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

Другой пример, из­вест­ная кон­то­ра Cambridge Analytica, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся сбором данных о поль­зо­ва­те­лях Ин­тер­не­та и соц­се­тей, со­став­ле­ни­ем их пси­хо­ло­ги­че­ских порт­ре­тов и раз­ра­бот­кой пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ной (глав­ным об­ра­зом, по­ли­ти­че­ской) ре­кла­мы. По неко­то­рым данным, ком­па­ния при­част­на к вме­ша­тель­ству в ход более 200 вы­бо­ров по всему миру, в том числе и в выборы Д.Трампа в 2016г. И опять, поль­зо­ва­те­ли, предо­став­ляя свои данные Facebook и давая со­гла­сие на их об­ра­бот­ку, вряд ли до­га­ды­ва­лись, как они станут ис­поль­зо­вать­ся.

Защита пер­со­наль­ных данных и вра­чеб­ная тайна.

Ин­фор­ма­ция о со­сто­я­нии здо­ро­вья граж­дан хра­нит­ся ис­клю­чи­тель­но в целях ре­а­ли­за­ции их права на охрану здо­ро­вья и ме­ди­цин­скую помощь, при этом кон­фи­ден­ци­аль­ность пер­со­наль­ных данных обес­пе­чи­ва­ет­ся вра­чеб­ной тайной. По­это­му, тре­бо­ва­ния граж­дан об уда­ле­нии своих ПД из баз данных ме­ди­цин­ских учре­жде­ний от­кло­ня­ют­ся Кон­сти­ту­ци­он­ным Судом РФ на том ос­но­ва­нии, что эти данные за­щи­ще­ны по закону о вра­чеб­ной тайне, а их уда­ле­ние может пре­пят­ство­вать в ока­за­нии вам же ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ме­ди­цин­ской помощи.

Защита пер­со­наль­ных данных и об­ще­до­ступ­ность данных

Рос­сий­ский закон об ин­фор­ма­ции от­но­сит к об­ще­до­ступ­ной ин­фор­ма­ции об­ще­из­вест­ные све­де­ния и ин­фор­ма­цию, доступ к ко­то­рой не огра­ни­чен. Зна­чи­тель­ный массив такой ин­фор­ма­ции об­ра­зу­ют данные все­воз­мож­ных го­су­дар­ствен­ных ре­ест­ров, со­дер­жа­щих, ко­неч­но, и пер­со­наль­ные данные. И уда­лить свои данные из этих ре­ест­ров не по­лу­чит­ся. Так, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд РФ в своём опре­де­ле­нии от 17 июля 2012 г. № 1346-О от­ка­зал граж­да­ни­ну Янкину В.А. в уда­ле­нии его ПД из Еди­но­го го­су­дар­ствен­но­го ре­ест­ра ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей и с офи­ци­аль­но­го сайта ФНС. Ос­но­ва­ни­ем суд опре­де­лил, что со­хра­не­ние ПД в ре­ест­рах не яв­ля­ет­ся на­ру­ше­ни­ем кон­сти­ту­ци­он­ных прав граж­да­ни­на, так как «на­прав­ле­но на обес­пе­че­ние ста­биль­но­сти граж­дан­ско­го обо­ро­та, защиту прав и ин­те­ре­сов его участ­ни­ков».

Право на за­бве­ние и другие права че­ло­ве­ка. Сво­бо­да и ней­траль­ность Ин­тер­не­та.

Очень важной со­став­ля­ю­щей пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния защиты ПД яв­ля­ет­ся «право на за­бве­ние». По­сколь­ку Ин­тер­нет су­ще­ствен­но об­лег­ча­ет на­ру­ше­ния прав че­ло­ве­ка, необ­хо­ди­мо адап­ти­ро­вать законы к новым усло­ви­ям. Если раньше одним из спо­со­бов защиты пер­со­наль­ных данных было опуб­ли­ко­ва­ние опро­вер­же­ния ин­фор­ма­ции в га­зе­тах, то сейчас речь идет об уда­ле­нии ин­фор­ма­ции, рас­про­стра­нен­ной по­сред­ством Ин­тер­не­та. Это, однако, вряд ли до­сти­жи­мо с учетом мол­ние­нос­но­го и прак­ти­че­ски бес­кон­троль­но­го ко­пи­ро­ва­ния ин­фор­ма­ции в сети. Юри­ди­че­ским от­ве­том на со­здав­шу­ю­ся си­ту­а­цию стало право на за­бве­ние (право быть за­бы­тым).

В России, ко­то­рая одной из первых при­ня­ла со­от­вет­ству­ю­щую норму, с 1 января 2016 года всту­пил в силу Фе­де­раль­ный закон от 13.07.2015 N 264-ФЗ "о праве на за­бве­ние". Этот закон обя­зы­ва­ет по­ис­ко­вые си­сте­мы по за­яв­ле­нию граж­да­ни­на и без ре­ше­ния суда уда­лять из ре­зуль­та­тов поиска ссылки на неза­кон­ную, недо­сто­вер­ную или неак­ту­аль­ную ин­фор­ма­цию о за­яви­те­ле.

На пути ре­а­ли­за­ции граж­да­ни­ном своего «права на за­бве­ние» воз­ник­ло много пре­пят­ствий.

Ну, случай г.Янкина В.А., ко­то­ро­му КС РФ от­ка­зал в уда­ле­нии его ПД из об­ще­до­ступ­ных ре­ест­ров, мы уже упо­мя­ну­ли.

На второе се­рьёз­ное пре­пят­ствие указал «Яндекс», т.е. тот самый по­ис­ко­вик, к ко­то­ро­му и об­ра­щён закон. В спе­ци­аль­ном пресс-релизе, по­свя­щён­ном вы­пол­не­нию закона, ком­па­ния ука­за­ла, что «за время его дей­ствия «Яндекс» по­лу­чил более 3600 об­ра­ще­ний от 1348 че­ло­век. Из всех об­ра­бо­тан­ных об­ра­ще­ний мы удо­вле­тво­ри­ли 27%, по 73% от­ве­ти­ли от­ка­зом». И ос­но­ва­ния для отказа вы­гля­дят вполне ра­зум­но: ком­па­ния не может под­ме­нять собой суд, в каждом кон­крет­ном случае опре­де­ляя, яв­ля­ет­ся ли ин­фор­ма­ция недо­сто­вер­ной или нет.

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

В других слу­ча­ях «Яндекс» спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет на сво­бо­ду и ней­траль­ность ин­тер­не­та и право каж­до­го на доступ к ин­фор­ма­ции об­ще­ствен­но зна­чи­мо­го ха­рак­те­ра (на­при­мер, иму­ще­стве членов семьи чи­нов­ни­ков, об­ви­ня­е­мых в кор­руп­ции). Здесь про­хо­дит тонкая грань между правом на част­ную жизнь и пуб­лич­ным ста­ту­сом того или иного че­ло­ве­ка, когда ин­фор­ма­ция о нём может пред­став­лять об­ще­ствен­ный ин­те­рес. Яркой ил­лю­стра­ци­ей этой кол­ли­зии яв­ля­ют­ся споры в пуб­лич­ном про­стран­стве между А.На­валь­ным (и его ФБК) и пуб­лич­ны­ми пер­со­на­ми типа Зо­ло­то­ва, Усма­но­ва и т.п. И пред­ме­том споров (и су­деб­ных раз­би­ра­тельств) яв­ля­ет­ся именно об­на­ро­до­ва­ние ПД, за­тра­ги­ва­ю­щих по­ли­ти­ков, чи­нов­ни­ков, биз­не­сме­нов. С другой сто­ро­ны, закон обя­зы­ва­ет чи­нов­ни­ков рас­кры­вать данные о своих (и членов семьи) до­хо­дах и иму­ще­стве, по­это­му в этих слу­ча­ях спор идёт не об об­на­ро­до­ва­нии ПД в прин­ци­пе, а лишь о сте­пе­ни их до­сто­вер­но­сти.

Таким об­ра­зом, ре­а­ли­зо­вать своё право на за­бве­ние, просто на­пи­сав за­яв­ле­ние в по­ис­ко­вые ком­па­нии, будет непро­сто. Един­ствен­но на­дёж­ный способ – ре­ше­ние суда. Пре­це­ден­том в рос­сий­ской су­деб­ной прак­ти­ке в этом от­но­ше­нии стало су­деб­ное ре­ше­ние от 21 ав­гу­ста 2017 года. Ру­ко­во­ди­тель Ин­сти­ту­та аг­рар­ной по­ли­ти­ки Елена Скрын­ник от­су­ди­ла право на уда­ле­ние в Ян­дек­се ссылок на ин­фор­ма­цию, по­ро­ча­щую ее до­сто­ин­ство и де­ло­вую ре­пу­та­цию. Мос­ков­ский об­ласт­ной суд оста­вил в силе ре­ше­ние Один­цов­ско­го суда. По нему «ООО «Яндекс» обязан пре­кра­тить выдачу ссылок, поз­во­ля­ю­щих по­лу­чить доступ в сети «Ин­тер­нет» к недо­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции в от­но­ше­нии ми­ни­стра сель­ско­го хо­зяй­ства 2009-2012 гг. Елены Скрын­ник».

Это ре­ше­ние суда на­по­ми­на­ет о ещё одном пре­пят­ствии в ре­а­ли­за­ции «права на за­бве­ние». Огра­ни­че­ния за­ко­ном на­кла­ды­ва­ют­ся лишь на выдачу ин­фор­ма­ции в ре­зуль­та­тах за­про­са через по­ис­ко­вые си­сте­мы. Сама ин­фор­ма­ция, при­знан­ная недо­сто­вер­ной, неза­кон­ной и т.п. не уда­ля­ет­ся. Это, за­ча­стую, фи­зи­че­ски невоз­мож­но сде­лать (если, на­при­мер, сер­ве­ра, хра­ня­щие такую ин­фор­ма­цию, рас­по­ло­же­ны за ру­бе­жом). Ин­фор­ма­ция может быть рас­про­стра­не­на в ты­ся­чах копий, на разных языках, в том числе на бу­маж­ных но­си­те­лях, быть фраг­мен­том теле– и ра­дио­пе­ре­дач (ко­то­рые могут быть со­хра­не­ны на мно­же­стве за­пи­сы­ва­ю­щих устройств). Одно дело обя­зать со­б­лю­сти «право на за­бве­ние» по­ис­ко­вик, коих немно­го (да и то, как видно по работе «Ян­дек­са», сде­лать это крайне непро­сто). Совсем другое, иметь дело со мно­же­ством «неуста­нов­лен­ных» фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц.

Сама по­ста­нов­ка во­про­са об из­ме­не­нии, уда­ле­нии ин­фор­ма­ции, опуб­ли­ко­ван­ной в про­шлом, за­став­ля­ет вспом­нить Ми­ни­стер­ство Правды из романа Ору­эл­ла «1984» – «упо­мя­ну­ты нелица». Ведь кто-то должен в режиме 24/7 решать, где «лица», а где «нелица». Учи­ты­вая объём ин­фор­ма­ции, в таком ми­ни­стер­стве должна была бы ра­бо­тать по­ло­ви­на на­се­ле­ния страны.

Чтобы за­кон­чить тему про «за­бве­ние», до­бав­лю, что её ло­ги­че­ским про­дол­же­ни­ем стало по­ня­тие «циф­ро­вой смерти», ко­то­рое со­дер­жит­ся в при­ня­том во Фран­ции 7 ок­тяб­ря 2016 г. «Законе о циф­ро­вой Рес­пуб­ли­ке». Как и в случае с обыч­ным за­ве­ща­ни­ем, лицо будет иметь право на со­блю­де­ние по­став­щи­ка­ми онлайн-услуг или до­ве­рен­ны­ми лицами его воли в от­но­ше­нии даль­ней­шей судьбы пер­со­наль­ной ин­фор­ма­ции, опуб­ли­ко­ван­ной онлайн, и после кон­чи­ны.

За каждым тя­нет­ся циф­ро­вой след

Рас­смот­рен­ные со­об­ра­же­ния сви­де­тель­ству­ют о на­ли­чии явного кон­флик­та между тре­бо­ва­ни­я­ми о защите пер­со­наль­ных данных и фак­ти­че­ской невоз­мож­но­стью ее обес­пе­чить после по­па­да­ния таких све­де­ний в Ин­тер­нет.

Каждый из нас, если он не Ро­бин­зон и яв­ля­ет­ся членом об­ще­ства, всту­па­ет с этим об­ще­ством в мно­го­чис­лен­ные кон­так­ты. И всё чаще каждый такой кон­такт остав­ля­ет циф­ро­вой след, будь то ре­ги­стра­ция на сайте ин­тер­нет-ма­га­зи­на, по­куп­ка ав­то­ма­ши­ны, от­кры­тие счёта в банке, пост в Instagram и т.п. И не стоит удив­лять­ся, если на твой те­ле­фон вдруг начнут при­хо­дить пред­ло­же­ния взять кредит, а на почту – ре­клам­ные пред­ло­же­ния из ав­то­са­ло­на. Просто, ме­не­джер банка, в ко­то­ром когда-то был твой счёт или ме­не­джер ав­то­са­ло­на, где ты 5 лет назад по­ку­пал машину, сме­ни­ли место работы и при­хва­ти­ли с собой кли­ент­скую базу данных (что су­ще­ствен­но по­вы­си­ло их оценку в глазах нового ра­бо­то­да­те­ля). С этим можно сми­рить­ся, за­бло­ки­ро­вав со­от­вет­ству­ю­щий спам. Но бывают случаи го­раз­до злее.

Со­бе­рут­ся, на­при­мер, про­стые ком­мер­сан­ты Петров и Бо­ши­ров съез­дить в Лондон, чтобы заодно по­смот­реть Сол­с­бе­рий­ский собор, как вдруг по­бли­зо­сти слу­ча­ет­ся непри­ят­ность – кто-то кого-то отра­вил. Пока суть да дело, наши друзья уже на Родине. А тут бри­тан­ские пра­во­охра­ни­те­ли, ко­то­рым до зарезу надо найти зло­умыш­лен­ни­ков, спо­хва­ти­лись и начали по­при­сталь­нее вгля­ды­вать­ся в образы наших героев, ко­то­рых за­фик­си­ро­ва­ли на­руж­ные камеры ви­део­на­блю­де­ния. И, поль­зу­ясь только от­кры­ты­ми ис­точ­ни­ка­ми, вы­яс­ня­ют, что и пас­пор­та им выдали в одном от­де­ле­нии УФМС с но­ме­ра­ми, от­ли­ча­ю­щи­ми­ся на еди­ни­цу, и про­пи­са­ны они в одном ин­те­рес­ном доме на Хо­ро­шёв­ском шоссе. Да и, вообще, ни­ка­кие они не Петров и Бо­ши­ров, а Чепига и Мишкин, что, якобы, сле­ду­ет из неких фо­то­гра­фий, сде­лан­ных когда-то давно в Чечне, а также за­пе­чат­лев­ших всех Героев России, слу­жив­ших в одной из даль­не­во­сточ­ных во­ен­ных частей. Вряд ли мы когда-либо узнаем всю правду об этом деле, но оче­вид­но, что ру­ко­вод­ство наших спец­служб сильно впечатлялось глу­би­ной циф­ро­во­го следа каж­до­го из нас, даже тех, кому по долж­но­сти ни­ка­ких следов остав­лять не по­ло­же­но. Впечатлялось и начало слу­жеб­ную про­вер­ку по факту «ком­про­ме­та­ции пер­со­наль­ных данных» (т.е. по­па­да­нию базы ФМС в от­кры­тый доступ).

А вы го­во­ри­те про право на за­бве­ние и обез­ли­чи­ва­ние данных! Не в этой жизни!

И это я остав­ляю за скоб­ка­ми (чтобы не раз­жи­гать ненуж­ные стра­сти) случай с рейсом MH-17. Там тоже много ин­те­рес­но­го уда­лось на­ко­пать из от­кры­тых ис­точ­ни­ков. После чего, кстати, был введён запрет на поль­зо­ва­ние смарт­фо­на­ми на тер­ри­то­рии во­ен­ных объ­ек­тов.

Борьба за персональные данныя или тотальный контроль за человечеством

Неко­то­рые пред­ва­ри­тель­ные итоги

После все­сто­рон­не­го рас­смот­ре­ния разных ас­пек­тов про­бле­мы об­ра­бот­ки и защиты ПД, хо­те­лось бы сфор­му­ли­ро­вать свою по­зи­цию в этом во­про­се.

Сразу скажу, что я убеж­дён­ный про­тив­ник все­об­щей «циф­ро­ви­за­ции» в том виде, в ко­то­ром она про­ис­хо­дит сейчас. И именно про­бле­ма защиты ПД поз­во­ля­ет мне наи­бо­лее полно обос­но­вать свою точку зрения.

В неко­то­рых своих постах на АШ я уже по­дроб­но рас­смат­ри­вал вопрос вза­и­мо­свя­зи тех­ни­ки (тех­но­ло­гий) и со­ци­аль­но­го про­грес­са. Для себя я уста­но­вил, что нет прямой связи между раз­ви­ти­ем тех­ни­ки и на­ступ­ле­ни­ем эпохи все­об­ще­го бла­го­ден­ствия. На­про­тив, в опре­де­лён­ных усло­ви­ях тех­ни­ка может слу­жить целям со­хра­не­ния и углуб­ле­ния со­ци­аль­но­го нера­вен­ства, что ведёт не к утопии, а к ан­ти­уто­пии в стиле «1984». Именно такой сце­на­рий, по моему мнению, ре­а­ли­зу­ет­ся сейчас.

Го­су­дар­ства по­все­мест­но – и в ка­пи­та­ли­сти­че­ских США и Европе, и в «ком­му­ни­сти­че­ском» Китае, и в «госка­пи­та­ли­сти­че­ской» России – стал­ки­ва­ют­ся с массой се­рьёз­ных про­блем в эко­но­ми­ке, эко­ло­гии, де­мо­гра­фии, со­ци­аль­ной жизни. Ка­за­лось бы, с точки зрения здра­во­го смысла, сле­ду­ет объ­еди­нить усилия, пе­ре­стать тра­тить огром­ные ре­сур­сы на под­дер­жа­ние из­бы­точ­но­го уровня по­треб­ле­ния, со­здать ми­ро­вой по­ря­док, поз­во­ля­ю­щий со­кра­тить (или упразд­нить) безум­ные во­ен­ные бюд­же­ты и ис­поль­зо­вать для со­зи­да­ния мил­ли­о­ны здо­ро­вых мужчин тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та. Многие по­ни­ма­ют аб­сурд­ность и ка­та­стро­фич­ность те­ку­ще­го по­ло­же­ния, но не могут ничего из­ме­нить. Это го­во­рит о том, что су­ще­ству­ют вли­я­тель­ные силы, ко­то­рых такое по­ло­же­ние вполне устра­и­ва­ет. Именно эти силы так или иначе спо­соб­ству­ют не ха­о­тич­но­му, а вполне на­прав­лен­но­му тех­ни­че­ско­му про­грес­су. На­прав­лен­но­му на ста­би­ли­за­цию те­ку­ще­го по­ло­же­ния, предот­вра­ще­нию слома су­ще­ству­ю­ще­го ми­ро­по­ряд­ка. По­это­му, в при­о­ри­тет­ном по­ряд­ке раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся не тех­но­ло­гии по­лу­че­ния де­ше­вой энер­гии (тот же проект ITER), замены дви­га­те­лей внут­рен­не­го сго­ра­ния или кос­ми­че­ские тех­но­ло­гии (по­след­ний полёт на Луну со­сто­ял­ся (?) в 1972г.), а именно ком­пью­тер­ные и циф­ро­вые тех­но­ло­гии. Ос­нов­ны­ми бе­не­фи­ци­а­ра­ми этих тех­но­ло­гий, как я уже от­ме­чал в своём преды­ду­щем посте, яв­ля­ют­ся круп­ный бизнес (банки, неф­тя­ни­ки), спец­служ­бы и во­ен­ные.

(на этот фе­но­мен об­ра­ща­ли вни­ма­ние ещё 40 лет (!) назад:

«Если бы авиа­про­мыш­лен­ность в по­след­ние 25 лет раз­ви­ва­лась столь же стре­ми­тель­но, как про­мыш­лен­ность средств вы­чис­ли­тель­ной тех­ни­ки, то сейчас са­мо­лёт Boeing 767 стоил бы 500 долл. и со­вер­шал облёт зем­но­го шара за 20 минут, за­тра­чи­вая при этом 20 литров топ­ли­ва. При­ве­ден­ные цифры весьма точно от­ра­жа­ют сни­же­ние сто­и­мо­сти, рост быст­ро­дей­ствия и по­вы­ше­ние эко­но­мич­но­сти ЭВМ».

– Журнал «В мире науки» (1983, № 08)

С тех пор разрыв в раз­ви­тии тех­но­ло­гий уве­ли­чил­ся мно­го­крат­но)

Циф­ро­вые тех­но­ло­гии ато­ми­зи­ро­ва­ли об­ще­ство, сде­ла­ли его ма­ни­пу­ли­ру­е­мым и легко управ­ля­е­мым. По­мо­га­ют в этом соц­се­ти, ко­то­рые с по­мо­щью «пра­виль­но» ори­ен­ти­ро­ван­ных чат-ботов (на­прав­ля­е­мых быстро со­вер­шен­ству­ю­щим­ся ИИ), спо­соб­ны уже сейчас вме­ши­вать­ся в по­ли­ти­че­ские со­бы­тия (если верить аме­ри­кан­ским де­мо­кра­там, именно они «из­бра­ли» Трампа).

Го­су­дар­ству вы­год­но иметь дело не с людьми, а с их «циф­ро­вы­ми об­ра­за­ми», па­ра­мет­ры ко­то­рых фор­ма­ли­зо­ва­ны и стан­дар­ти­зо­ва­ны в виде набора ПД. И при­ме­нить к таким об­ра­зам науку эф­фек­тив­но­го управ­ле­ния по набору па­ра­мет­ров (с по­мо­щью тех же систем сла­бо­го ИИ). Такая прак­ти­ка не улуч­ша­ет при­ро­ду самого го­су­дар­ства, но поз­во­ля­ет пред­ска­зы­вать по­ве­де­ние слож­ной со­ци­аль­ной си­сте­мы и эф­фек­тив­но управ­лять жизнью об­ще­ства. Как это ра­бо­та­ет на прак­ти­ке, по­ка­зы­ва­ет пример «со­ци­аль­но­го рей­тин­га» в Китае. Не стану об­суж­дать эту си­сте­му, скажу лишь, что она воз­мож­на ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря сбору самых раз­но­об­раз­ных ПД людей (без вся­ко­го их на то со­гла­сия, что не про­ти­во­ре­чит "ки­тай­ской модели" защиты ПД) и ши­ро­ко­го ис­поль­зо­ва­ния систем ИИ для об­ра­бот­ки огром­ных мас­си­вов таких данных.

Ро­див­шись, каждый че­ло­век сразу по­лу­ча­ет набор уни­каль­ных ПД. В те­че­ние жизни этот набор по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­ет­ся. И сам че­ло­век должен решать, как этими дан­ны­ми рас­по­ря­жать­ся – тор­го­вать ими, вы­став­ляя свою личную жизнь на­по­каз, «за­ви­сая» в соц­се­тях или под­ни­мая рей­тин­ги низ­ко­проб­ных про­грамм цен­траль­но­го те­ле­ви­де­ния (ко­то­рые за­по­ло­ни­ли лич­но­сти типа ви­та­ли­ны и прочих псев­до­звёзд) либо резко огра­ни­чить вме­ша­тель­ство об­ще­ства в своё личное про­стран­ство. Но по­лу­ча­ет­ся, что со­зда­вая новые пра­ви­ла для циф­ро­вой эпохи го­су­дар­ство лишает нас этого есте­ствен­но­го права выбора.

Так, в России со­зда­ет­ся фе­де­раль­ный ре­гистр, со­дер­жа­щий све­де­ния о на­се­ле­нии страны. В ка­че­стве основы для его со­зда­ния рас­смат­ри­ва­ет­ся Единый го­су­дар­ствен­ный реестр за­пи­сей актов граж­дан­ско­го со­сто­я­ния (ЕГР ЗАГС), запуск ко­то­ро­го в про­мыш­лен­ную экс­плу­а­та­цию был за­пла­ни­ро­ван на ок­тябрь 2018 года. Опе­ра­то­ром ЕГР ЗАГС, в со­от­вет­ствии с фе­де­раль­ным за­ко­ном № 219-ФЗ от 23.06.2016 года, на­зна­че­на ФНС. Эта же служба опре­де­ле­на опе­ра­то­ром Еди­но­го ре­ест­ра на­се­ле­ния (ФГИС «ЕРН»). Совсем недав­но глава ФНС Ми­шу­ст­ин до­кла­ды­вал Путину о ходе со­зда­ния ре­ги­стра.

Со­зда­ние еди­но­го ре­ги­стра на­се­ле­ния, пред­по­ла­га­ю­щее при­сво­е­ние каж­до­му фи­зи­че­ско­му лицу уни­каль­но­го кода, за­тра­ги­ва­ет также право выбора спо­со­бов иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти. При­ну­ди­тель­ное вклю­че­ние лиц в единый ре­гистр на­се­ле­ния всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие не только с кон­сти­ту­ци­он­ным тре­бо­ва­ни­ем о по­лу­че­нии со­гла­сия для об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции о част­ной жизни лица, но и с кон­сти­ту­ци­он­ной сво­бо­дой убеж­де­ний, по­сколь­ку среди граж­дан РФ и лиц, про­жи­ва­ю­щих на тер­ри­то­рии страны, есть те, кто в силу ре­ли­ги­оз­ных либо иных убеж­де­ний вы­сту­па­ет против элек­трон­ной иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти и вве­де­ния иден­ти­фи­ка­ци­он­ных но­ме­ров.

Мне могут воз­ра­зить, что речь лишь об удоб­стве, уско­ре­нии до­ку­мен­то­обо­ро­та и т.п. Воз­мож­но, кому-то сле­ду­ю­щее срав­не­ние по­ка­жет­ся из­лишне резким. Тем не менее. Такой опыт в ис­то­рии уже был. Иден­ти­фи­ка­ци­он­ный номер за­ме­нял имя за­клю­чён­ным в кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях Тре­тье­го рейха, что об­лег­ча­ло пер­со­на­лу иден­ти­фи­ка­цию за­клю­чён­ных по стра­нам про­ис­хож­де­ния, расе, при­го­во­ру и т.п.

Се­год­ня го­су­дар­ствен­ной бю­ро­кра­тии удобно учи­ты­вать граж­дан по иден­ти­фи­ка­ци­он­ным но­ме­рам, а завтра удоб­ны­ми ока­жут­ся им­план­ти­ро­ван­ные чипы – ведь это наи­бо­лее ко­рот­кий путь до­бить­ся еди­но­мыс­лия.

По­это­му, это раз­го­вор не про удоб­ство, а про от­но­ше­ние к че­ло­ве­ку. Прин­ци­пи­аль­ный вопрос в том, что пер­вич­но – ин­те­ре­сы го­су­дар­ства или ин­те­ре­сы со­став­ля­ю­щих его людей? Ка­за­лось бы, это ложная ан­ти­те­за – одно тесно свя­за­но с другим, их нельзя про­ти­во­по­став­лять. Тогда спрошу по-дру­го­му: как со­от­но­сят­ся ин­те­ре­сы немцев и на­цист­ской Гер­ма­нии, аме­ри­кан­цев и со­вре­мен­ных США? Оче­вид­но, что в от­сут­ствие прямой де­мо­кра­тии про­стые люди до­воль­но слабо влияют на фор­ми­ро­ва­ние «го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сов». По­это­му, так как любое со­вре­мен­ное го­су­дар­ство очень далеко от го­су­дар­ства все­об­ще­го бла­го­ден­ствия и спра­вед­ли­во­сти, то у меня есть все ос­но­ва­ния счи­тать, что мои ПД не всегда будут ис­поль­зо­ва­ны в моих личных ин­те­ре­сах. И я пред­по­чёл бы свести к аб­со­лют­но­му ми­ни­му­му своё «циф­ро­вое вза­и­мо­дей­ствие» с го­су­дар­ством. И в об­ще­нии с ним пред­став­лять­ся своим именем, а не но­ме­ром.

Здесь моя по­зи­ция пол­но­стью сов­па­да­ет с по­зи­ци­ей РПЦ. При­ве­ду про­стран­ную цитату из лю­бо­пыт­но­го до­ку­мен­та – По­зи­ция Церкви в связи с раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий учета и об­ра­бот­ки пер­со­наль­ных данных (принят Ар­хи­ерей­ским Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 4 фев­ра­ля 2013 года):

В об­ще­стве рас­про­стра­ня­ет­ся обос­но­ван­ная тре­во­га по поводу того, что ис­поль­зо­ва­ние по­жиз­нен­но­го пер­со­наль­но­го циф­ро­во­го иден­ти­фи­ка­то­ра в виде кода, карты, чипа или тому по­доб­но­го может стать обя­за­тель­ным усло­ви­ем до­сту­па каж­до­го ко всем жиз­нен­но важным ма­те­ри­аль­ным и со­ци­аль­ным благам. Ис­поль­зо­ва­ние иден­ти­фи­ка­то­ра вкупе с со­вре­мен­ны­ми тех­ни­че­ски­ми сред­ства­ми поз­во­лит осу­ществ­лять то­таль­ный кон­троль за че­ло­ве­ком без его со­гла­сия – от­сле­жи­вать его пе­ре­ме­ще­ния, по­куп­ки, рас­че­ты, про­хож­де­ние им ме­ди­цин­ских про­це­дур, по­лу­че­ние со­ци­аль­ной помощи, другие юри­ди­че­ски и об­ще­ствен­но зна­чи­мые дей­ствия и даже личную жизнь…

…Вся со­бран­ная ин­фор­ма­ция может не только ис­поль­зо­вать­ся, но ав­то­ма­ти­че­ски ана­ли­зи­ро­вать­ся с целью при­ня­тия управ­ля­ю­щих ре­ше­ний в от­но­ше­нии кон­крет­но­го че­ло­ве­ка. Вве­де­ние же сквоз­но­го иден­ти­фи­ка­то­ра лич­но­сти поз­во­ля­ет со­здать единую базу данных, где в режиме ре­аль­но­го вре­ме­ни могут со­би­рать­ся, хра­нить­ся и ав­то­ма­ти­че­ски ана­ли­зи­ро­вать­ся данные из раз­лич­ных сфер жизни че­ло­ве­ка.

До­ку­мент за­слу­жи­ва­ет того, чтобы про­чи­тать его пол­но­стью.

Именно по­это­му я считаю, что борьба за пер­со­наль­ные данные это по­след­ний рубеж обо­ро­ны каж­до­го из нас против на­ступ­ле­ния циф­ро­во­го го­су­дар­ства на нашу част­ную жизнь. Го­су­дар­ства, в ко­неч­ных целях ко­то­ро­го у меня есть обос­но­ван­ные со­мне­ния, так как вчера оно по­вы­ша­ет пен­си­он­ный воз­раст, даже не по­ин­те­ре­со­вав­шись моим мне­ни­ем (от­ка­зав в кон­сти­ту­ци­он­ном праве на ре­фе­рен­дум), а се­год­ня, устами одного из своих высших чи­нов­ни­ков, рас­суж­да­ет о скорой пер­спек­ти­ве 4-х днев­ной ра­бо­чей недели.

Источник

 

 

Фильм Галины Царёвой: Тотальный контроль (2011)

 

Тотальный контроль. Самые шокирующие гипотезы (19.06.2019).

 

Китай создает систему социального рейтинга и тотальной слежки

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать

Новости Русского Мира © 2014
_ya_share_top__ya_share_bot_