Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Тегеран-43 – временная капитуляция Сталина

Александр Усовский, 24 декабря 2016
Просмотров:
Версия для печати Версия для печати
Тегеран-43 – временная капитуляция Сталина

В Тегеране-43 паразиты заставили капитулировать Советский Союз

В Тегеране-43 банда паразитов смогла поставить Союз на колени и заставить исполнять свои распоряжения, шантажируя Сталина поставками продовольствия, от которых напрямую зависела жизнь миллионов советских людей по всей стране...

 

Тегеран-43, или Безоговорочная капитуляция Советского Союза

Автор – Александр Усовский

Отношения между СССР и США к сентябрю 1943 года ухудшились настолько, насколько это вообще было возможно между союзниками, ведущими войну против общего врага – во многом потому, что Рузвельт окончательно решил перевести Советский Союз в ранг «второстепенных союзников», уровня Китая.

Естественно, Сталин этому всемерно препятствовал – вот только рычагов влияния на ситуацию у него было крайне мало, а у Рузвельта, наоборот – вагон и маленькая тележка.

С одной стороны, победы Советской Армии летом 1943 года позволяли Сталину требовать для Советского Союза равной степени участия в делах антигерманской коалиции, но с другой стороны, неурожай 1943 года вынуждал того же Сталина постоянно просить у Рузвельта увеличения поставок продовольствия, что никак не способствовало «выпрямлению спины».

Рузвельт, осознавая себя «владыкой мира», считал возможным пренебрегать интересами СССР и его мнением в тех вопросах, которые, по логике вещей, касались всех участников антигерманской коалиции, предпочитая обсуждать их со своим «ближним кругом» или, в крайнем случае, с Черчиллем и его окружением.

В Тегеране-43 паразиты заставили капитулировать Советский Союз

На конференции в Касабланке англосаксы решили отложить открытие второго фронта в Северной Франции, что, между прочим, уверенно обещали Сталину осенью сорок второго года. Причём, решили просто, без особых извинений перед Москвой! При этом на обращение Сталина к Рузвельту относительно послевоенных советских границ на Западе последний вообще не ответил, что было просто верхом дипломатической невежливости...

Что после такого афронта могли подумать в Кремле об американских союзниках?

А ведь от Вашингтона просили немногое. Да и фактическое прекращение помощи в 1943 году усилило негатив по отношению к союзникам. В Москве после этих шагов Рузвельта был повод полагать, что американцев вполне устраивает ослабление России, теряющей на фронтах десятки и сотни тысяч лучших своих граждан, мобилизующей последние ресурсы и бьющейся с врагом практически один на один.

Что в такой ситуации мог предпринять Сталин?

Сугубо и исключительно демонстративные шаги – что он и сделал, в июне 1943 года отозвав из США посла Литвинова, а из Великобритании – Майского, а также в очередной раз отказавшись от личной встречи с Рузвельтом (американский президент 5 мая 1943 года направил в Москву бывшего посла Дж. Дэвиса с целью договориться о встрече со Сталиным предположительно в районе Берингова пролива летом 1943 года – советский вождь отказался от этого «саммита»).

Также 11 июня 1943 года Сталин прислал Рузвельту письмо, в котором отмечал, что решение о переносе открытия второго фронта на 1944 год создаёт для Советского Союза исключительные трудности. Это решение «оставляет Советскую Армию, которая сражается не только за свою страну, но также и за всех союзников, делать своё дело в одиночестве, почти одной рукой против врага, который всё ещё очень силён и опасен».

Американцы гнобили СССР практически демонстративно: были практически полностью прекращены поставки оружия, амуниции, продовольствия и военных материалов через Северную Атлантику, притом что южный маршрут был крайне сложен, а снабжение по тихоокеанскому затруднялось огромными расстояниями от Владивостока и Находки до Центральной России.

Кроме того, американцы взяли сторону Лондонского комитета поляков и не признавали новых (после сентября 1939 года) границ СССР. Соединённые Штаты не разорвали отношений с Финляндией, которая вела войну с Советским Союзом. При этом СССР сделал всё возможное для улучшения отношений с западными союзниками, для чего был даже распущен Коминтерн.

В письме Черчиллю 19 июня 1943 года Сталин писал:

«Речь идёт не только о недоумении Советского правительства, но и о сохранении доверия к союзникам, доверия, которое ныне поставлено под жестокий удар... Это вопрос спасения миллионов жизней на оккупированных территориях Западной Европы и России и об уменьшении огромных жертв Советской Армии, по сравнению с которыми жертвы англо-американских армий незначительны».

В отношениях СССР с западными союзниками создалось крайне двусмысленное положение, которое ещё более усложнилось после событий в Италии.

О том, что «пора кончать!» в Риме задумались ещё осенью сорок второго, после поражения у Эль-Аламейна. Заговоры множились, охватывая всё новых и новых министров, генералов и прочий истеблишмент «наследников Римской империи», достаточно сказать, что в одном из заговоров против Муссолини участвовал его зять, граф Чиано! И к двадцатым числам июля 1943 года вопрос о свержении дуче, можно сказать, был уже решён подавляющим большинством тех людей, которых Бенито полагал своим соратниками...

Маршал Бадольо и «новая» итальянская элита незамедлительно начали искать способы установления связей с союзниками в видах выхода Италии из войны.

15 августа 1943 г. для установления тайных контактов с западными державами генерал Дж. Кастеллано, специально прибывший в Мадрид, встретился с английским послом в Испании С. Хором и заявил о готовности присоединиться к англо-американцам, как только они высадятся в континентальной части Италии.

19 августа в Лиссабоне Кастеллано вёл переговоры с американским генералом Б. Смитом. Через десять дней он вернулся в Рим с текстом условий перемирия. В ночь на 1 сентября штаб Эйзенхауэра получил ответ итальянского правительства с согласием капитулировать на условиях, предъявленных союзниками.

В Тегеране-43 паразиты заставили капитулировать Советский Союз

3 сентября 1943 г. западные союзники высадились на юге Италии, имея в кармане тайное соглашение с Бадольо, которое, между прочим, категорически противоречило заявленному на конференции в Касабланке принципу «безоговорочной капитуляции».

Но в Италии Черчилль и Рузвельт решили на свои же решения наплевать, а своего третьего партнёра по антигитлеровской коалиции – Советский Союз – поставить в положение стороны, не принимающей непосредственного участия в решении судьбы повергнутого противника.

Иными словами, право сражаться до конца англосаксы предоставили Советскому Союзу, себе же разрешили вести переговоры с недавним врагом и признавать того же Виктора-Эммануила законной властью в Италии.

Сталин вынужден был поддержать эту линию Вашингтона и Лондона в Италии, сквозь зубы признав право Рузвельта и Черчилля вести переговоры с итальянским королём и его премьер-министром, как с равными. Собственно говоря, его никто особо и не спрашивал...

Ещё до высадки на Апеннинах, 22 августа 1943 года, Сталин написал своим англосаксонским друзьям: «Великобритания и Соединённые Штаты заключают соглашения», а Советский Союз «представлен просто как пассивный наблюдатель... такое положение является неприемлемым, и мы не потерпим такой ситуации... Я предлагаю создать совместную комиссию (по решению «итальянского вопроса»), а Сицилию избрать местом её пребывания».

Черчилль тут же отверг это сталинское предложение, мотивируя это тем, что проблемы Италии англосаксы решат без русских. 24 августа Сталин объявил союзникам, что роль «пассивного наблюдателя» для него «нетерпима».

Англосаксы лишь пожали плечами. Что этот нищий варвар о себе возомнил? Кто его вообще спрашивает? Единственное, что было сделано, Сталину были высланы условия, на которых итальянцы готовы были капитулировать.

То бишь, товарища Сталина просто поставили перед фактом того, что вопрос капитуляции Италии есть вопрос, относящийся сугубо и исключительно к компетенции Лондона и Вашингтона, и что Москву никто ни о чём спрашивать не будет.

Товарищ Сталин вынужден был утереться после получения 26 августа условий капитуляции Италии, он сообщил, что уполномочивает генерала Эйзенхауэра подписать её также от имени СССР.

Товарищу Сталину решительно указали на его место в общесоюзной иерархии – и это было место вассала... И в этой обстановке началась подготовка к встрече лидеров антигитлеровской коалиции...

Для Рузвельта цель предстоящей конференции в Тегеране была проста и прозрачна: ему надлежало добиться от Сталина категорического согласия на принцип «безоговорочной капитуляции», как ключевого modus vivendi идущей против Германии войны.

Понимая, что советский лидер вряд ли просто так согласится на подобное требование (в конце концов, ведь речь шла о бескомпромиссной битве не на жизнь, а на смерть, с лучшей армией мира, до полного её истребления, что, естественно, стоило бы Красной Армии просто чудовищных жертв), и поэтому Сталину надо, как минимум, предложить взамен этого какие-то «коврижки» (типа увеличения поставок продовольствия, послевоенная аннексия Восточной Пруссии и согласие на «линию Керзона» в качестве западной границы СССР), Рузвельт предварительно «построил» своего британского союзника в Каире, внятно и чётко объяснив последнему, что ради того, чтобы русские согласились сражаться с немцами до последней капли крови, все «балканские» фантазии «дорогого друга Уинстона» следует засунуть... ну, в общем, куда-нибудь подальше. Слишком весомый куш лежал на кону.

В Тегеране-43 паразиты заставили капитулировать Советский Союз

 

Итак, конференция в Тегеране – первая конференция глав союзных государств в полном составе – состоялась 28 ноября – 1 декабря 1943 года.

Я не стану подробно описывать её ход (таковых подробностей в открытом доступе навалом), не буду заострять внимание уважаемого читателя на разной детективщине, что сопровождала эту конференцию (типа планов немцев устроить покушение на Черчилля, Рузвельта и Сталина – все помнят прекрасный фильм «Тегеран-43»), я просто изложу свой взгляд на исход этого саммита. Кратко и по возможности внятно.

Так вот, если абстрагироваться от всякого рода официальщины, вопрос на Тегеранской конференции стоял всего один. А именно – Рузвельт предложил Сталину принять те условия игры, которые были продиктованы властям Соединённых Штатов Мировым Капиталом; причём никакой альтернативы этому президент США премьер-министру Советского Союза не предложил. Ввиду того, что никакой альтернативы этому не существовало в принципе...

В первый день конференции состоялся совместный ужин Рузвельта и Сталина, на котором советский лидер попытался понятие «безоговорочной капитуляции» свести к вопросу о том, «какое количество оружия, средств транспорта и т.д. должен выдать противник»; Сталин изо всех сил пытался избегнуть той участи, на которую его (и его страну) обрекал Мировой Капитал.

Рузвельт ничего Сталину на его вопрос не ответил, пустившись в воспоминания о том, как он, будучи ребёнком, путешествовал по Германии, и о том, какие трудности пережила оная Германия в ходе Первой мировой войне, в частности, о царившем там голоде.

Сидевшему тут же Идену всё стало ясно – американский президент мягко намекнул советскому вождю, что брыкаться не стоит, что ему отлично известно, насколько остро в СССР стоит вопрос продовольственного снабжения, и что, если воля Мирового Капитала не будет исполнена, Советский Союз ждут такие тяжёлые испытания, по сравнению с которыми «брюквенная зима» 1916/1917 в Германии покажется лёгкой овощной диетой.

И товарищу Сталину нечего было на это ответить!

Допустим, товарищ Сталин не согласился бы на «безоговорочную капитуляцию», мотивируя это тем, что такая постановка вопроса приведёт к огромным жертвам среди советского мирного населения и военнослужащих Красной Армии.

В этом случае, Рузвельт, пожав плечами, мог бы сказать: «Окей, но в этом случае нам придётся те ресурсы, в том числе и продовольственные, которые мы запланировали для поставки в СССР, направить на усиление наших собственных армий». Что это означало бы для Советского Союза, понятно: смерть от голода миллионов людей. Без вариантов.

Используя тяжелейшее положение СССР в деле обеспечения армии и населения продовольствием, США принудили Сталина согласится с тем, что война будет вестись до полного и окончательного уничтожения Третьего рейха; никакие сепаратные переговоры с существующим в Берлине правительством – о мире ли, о перемирии ли, о частичной капитуляции – Советскому Союзу вести запрещалось.

Более того, Советский Союз лишался вообще каких бы то ни было возможностей в вопросе завершения войны, война с Германией может и должна быть закончена лишь решением западных союзников, как это было с Италией.

Фактически с 1 декабря 1943 года Красная Армия де-факто становилась сухопутной армией англосаксонского мира, и согласие Сталина на вступление СССР в войну против Японии (после завершения боевых действий в Европе) лишь подчёркивало этот факт...

В Тегеране-43 паразиты заставили капитулировать Советский Союз

 

Все же остальные вопросы, которые обсуждались в Тегеране, в том числе и о пресловутом «расчленении Германии», не более чем протокольные разговоры ни о чём. Рузвельт добился всего, что от него требовали «комиссары» Мирового Капитала, и после этого мог позволить участникам конференции жарко спорить о том, на сколько частей после войны следует разделить Германию (каковую идею он сам же и подбросил).

Пусть ребятишки потешатся, пусть думают, что играют в Большую Политику...

Справедливости ради надо отметить, что после Тегеранской конференции поставки по ленд-лизу значительно увеличились, в том числе и по продовольствию. Продовольственные поставки к середине 1944 года значительно превысили суммарный ввоз продовольствия за период действия Первого и Второго Протоколов, потеснив в советских заявках металлы и даже некоторые виды вооружения.

В общем объёме ввезённых по последним Протоколам грузов продовольственные заняли свыше 25% тоннажа. Но спешить слёзно благодарить американцев за пять миллионов тонн продовольствия, поставленных по ленд-лизу, мы не будем – к чему? Ведь США снабжали свою армию, которая сражалась во имя американских интересов (вернее, интересов Мирового Капитала); отчего ж здесь надо умиляться?

В Тегеране произошёл фактический отказ СССР не только от возможности установления с Германией сепаратного мира, это как раз логично и правильно, но и частичный отказ от национального суверенитета в пользу Мирового Капитала; после конференции в иранской столице Советский Союз лишался права на инициирование в рамках антигитлеровской коалиции каких бы то ни было вопросов, связанных с прекращением войны в Европе.

Это было сделано для того, чтобы Германия не избежала конечного и полного поражения в войне, вне зависимости от того, какое германское правительство предлагало бы союзникам прекратить войну и сесть за стол переговоров.

Даже если бы 20 июля 1944 года покушение полковника Штауфенберга удалось, и власть в Германии каким-то чудом перешла бы к заговорщикам, среди которых были фельдмаршал Вицлебен, генерал-полковник Гальдер, фельдмаршал фон Клюге, фельдмаршал Роммель, фельдмаршал фон Бок, то никаких изменений в отношении конечной цели войны у союзников бы не произошло, неважно, кто был бы фюрером Третьего рейха, Гитлер, Фромм или Гальдер.

Германия должна была умереть, вне зависимости от того, кто бы её возглавлял на момент смерти...

А для этого Рузвельт милостиво соизволил русским продолжать умирать в великой битве на Восточноевропейской равнине, какое ему было дело до того, что миллионы матерей не дождутся своих сыновей? Ведь это были всего лишь русские...

Впрочем, нельзя сказать, что Советский Союз после Тегеранской конференции обречённо следовал по проложенному англосаксами курсу на «безоговорочную капитуляцию». Попытки как-то избавиться от диктата Мирового Капитала у нас были, и не сказать, чтобы совсем уж провальные. В конце концов, за каждый день войны мы платили страшную цену – более шести тысяч жизней наших солдат и офицеров, и естественным желанием советского руководства было как-то снизить эту чудовищную плату.

В 1944 году комитет «Свободная Германия», созданный тщанием заместителя начальника 4-го управления НКВД Мельникова из пленных немецких офицеров (в него входили фельдмаршал Паулюс и генерал фон Зейдлиц) – стал рассматриваться в качестве возможного антифашистского немецкого правительства в эмиграции, которое Берия предлагал организовать в Москве в 1944 году. В августе этого года это предложение всерьёз рассматривалось Сталиным и Молотовым.

Увы, предложения по созданию антифашистского немецкого правительства в эмиграции так и осели в делах Четвёртого управления и разработках Главного управления по делам военнопленных и интернированных лиц НКВД СССР, из-за утечки информации, об этих планах стало известно в Лондоне и Вашингтоне, откуда незамедлительно последовал окрик: «Фу!»

Ещё до Тегерана, летом 1943 года, в столице Швеции появился высокопоставленный советский дипломат А. Александров, который, согласно воспоминаниям П. Кляйста, вскоре принял участие в очередном туре советско-германских контактов (которые начались ещё летом 1942 года). В сентябре 1943 г. в Стокгольм с этой же целью прибыл заместитель наркома внутренних дел СССР, бывший посол Советского Союза в Германии В. Деканозов.

Правда, после тегеранской конференции эти контакты практически сошли на нет, но летом-осенью 1944 г. в Стокгольме вновь оживились советско-немецкие контакты, причём на этот раз к ним оказались причастны высшие чины СС – увы, 29 сентября эти переговоры опять зашли в тупик, в основном потому, что о них стало известно американской и английской разведкам.

«Союзники» довольно успешно «поработали» со многими нашими «ответственными деятелями», в результате чего знали о том, что творится в Кремле, иногда лучше самих кремлёвских сидельцев. Деньги – большая сила даже в коммунистической стране, знаете ли...

Мировой Капитал развязал Вторую Мировую войну и сделал всё возможное, чтобы она завершилась именно так, как завершилась; в этой войне погибло более двадцати семи миллионов советских людей – военных и гражданских.

Да, их убили немецкие пули и снаряды, их убил голод и болезни, вспыхнувшие в результате немецкого вторжения в советские пределы – это так. Но, если бы германо-польский конфликт не был сознательно раздут, если бы Польша не стала застрельщиком войны, если бы, проиграв эту войну, польские политические круги сели бы за стол переговоров, а не бежали бы за границу, дав врагам Германии повод для продолжения этой войны уже во всемирном масштабе, то все двадцать семь миллионов советских граждан остались бы живы.

Если бы в Лондоне и Нью-Йорке тамошние финансовые воротилы не замыслили бы эту войну, то советская земля не пропиталась бы кровью на полметра в глубину, а моя мама увидела бы и запомнила своего отца, погибшего, когда маленькой Танюшке было всего семь месяцев...

Источник

 

 

Тегеранская конференция. Документальный фильм. 1 серия

 

 

Тегеранская конференция. Документальный фильм. 2 серия

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать




Новости Русского Мира © 2014