Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

Дарья Асламова, 23 июля 2018
Просмотров: 3143
Версия для печати Версия для печати
Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке. Китайцам не интересен Дальний Восток

Китай и Россия, в прошлом слабые, оставались соперниками для США, и, столкнув их лоб в лоб, можно было убить двух зайцев. Наша либеральная интеллигенция, которая смотрела на Запад, ухватилась за концепцию о «желтой угрозе»...

 

Китайцы уходят с Дальнего Востока. Часть 1

Спецкор "КП" Дарья Асламова выясняет, кто придумал миф о «желтой угрозе»

Автор - Дарья Асламова

КОНКОРДИЯ - ЗНАЧИТ СОГЛАСИЕ

В 1974 году молодая женщина с удивительным именем Конкордия, что в переводе означает «согласие», стояла на забайкальском пограничном пункте между Китаем и СССР с советским паспортом в руках. Усталая пограничница сказала: «Пас­порт я вам сейчас поменяю на внутренний. Вы кто по национальности?» - «Мать - украинка, отец - китаец». - «Ну что ж, запишем вас русской».

Так Конкордия Курилова (в замужестве) стала русской. Границу она пересекла вместе с матерью, родившейся в Харбине, но годами бережно хранившей советское гражданство.

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

- Мама была невероятной советской патриоткой, - вспоминает профессор Курилова. - Мои бабушка и дедушка уже после революции приехали работать на Китайско-Восточную железную дорогу, с ними была и их маленькая дочь - моя мама. Все они так и остались жить в Китае. Потом моя мама вышла замуж за китайского военного врача, и родилась я. Когда я выросла, отношения между Китаем и СССР обострились. Мы стали изгоями. Мне как советской гражданке не позволили получить высшее образование и отправили в 17 лет работать слесарем на завод. Перед мамой китайское руководство поставило вопрос ребром: или вы принимаете китайское подданство, получаете хорошую должность и зарплату, или разводитесь и уезжаете в cоветскую Россию. Мама предпочла развод. Родиной она считала только Россию.

Первое, что меня поразило в Забайкальске, - это яркие, накрашенные, как актрисы, женщины. А еще - мужчины, которые лежали прямо на улице, и все проходили мимо. «Мама! Им надо помочь! Им, наверное, плохо?!» Мама деликатно отвечала: «Просто люди так отдыхают. Здесь так принято. Не надо им мешать», - смеется госпожа Курилова.

Конкордия сделала блестящую карьеру. Сейчас возглавляет университет Конфуция во Владивостоке при Дальневосточном федеральном университете (ДВФУ), где множество детей учат китайский язык.

- Ничего сложного, - уверяет госпожа Курилова. - В китайском только четыре тона, а во вьетнамском, к примеру, аж шесть!

Злые языки называют сотрудников университета Конфуция агентами китайского влияния, но сама Конкордия уверена, что их учебное заведение - мостик между двумя культурами и спасение от ложных страхов и предрассудков:

- Нас все уверяют, что изучение китайского языка - это экспансия, внедрение Китая. Но ведь все преподаватели ДВФУ обязаны говорить на английском языке! И никого не удивляет мировая экспансия английского языка. А как можно работать с соседями, не зная языков? Китайского, японского, корейского. Парт­нерские рабочие отношения на Востоке возможны только на равных. Я всегда говорю родителям наших учеников: вы хотите, чтобы ваши дети работали «помогайками» -челноками или вели серьезный бизнес, зная культуру и язык?

- Но ведь во Владивостоке уже много дублирующих надписей на китайском, - замечаю я.

- Разумеется! Это для туристов! Как в Москве, у вас, к примеру, появились надписи на английском.

Мы смотрим друг на друга непонимающе.

- Откуда здесь туристы? Это надписи для китайских гаст­арбайтеров! - удивляюсь я.

- Каких еще гастарбайтеров?! Их давно тут нет! Разумеется, с 90-х годов во Владивостоке остались немногочисленные смешанные семьи, но все они говорят по-русски. А вот туризм востребован. В центре города по выходным от китайских и корейских туристов проходу нет. Они приезжают целыми автобусами, делают селфи на фоне памятников. Китайцы очень любопытны и любят похвастаться: я провел отпуск за границей. Пусть даже во Владивостоке. Им нравится здесь природа, чистый воздух, море. Они говорят: ваш воздух можно пить.

Я недоверчиво молчу. А куда же делись китайские рабочие и торговцы?

 

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

Профессор Конкордия Курилова сближает жителей двух стран по заветам Конфуция. Фото: АЛЕКСАНДР СЫРЦОВ

 

БУМ ТУРИЗМА ИЗ ПОДНЕБЕСНОЙ

Я специально поселилась в «китайской» гостинице в центре Владивостока с «видом на море». Вид оказался весьма своеобразным. Свалка мусора и заброшенная стройка. Внизу гудел ресторан «Пекин», где завсегдатаями были моряки и кавказцы с крупными, грудастыми, шумными женщинами, решившие гульнуть в отдельных кабинках с блестками и стразами в духе девяностых.

В пятницу проснулась от топота ног, от высоких, визжащих на незнакомых языках голосов. Хлопали двери, смеялись по-птичьи люди. У кулера с водой столкнулась с тоненькой китайской девочкой, заваривавшей лапшу горячей водой. Школьница неплохо говорила по-английски. Выяснилось, что всем классом они приехали на трехдневную экскурсию во Владивосток «посмотреть Европу». Портье с лицом, не обезображенным интеллектом, внезапно бойко зачирикал на китайском. Позже я узнала, что он учит еще и корейский. Внешность вообще обманчива. Во Владивостоке я встречала людей, которые на первый взгляд ничем, кроме русского матерного, не владеют, а потом выяснялось, что они сносно говорят на китайском или японском языках. (Английский язык здесь не в счет. Сильное дело - выучить английский!) Некоторые умные граждане отправляют малолетних детей на два-три года в Китай или в Японию (кто побогаче), чтобы те уже в детском саду подсели на языки.)

- Да мы без китайских туристов уже бы пропали! - рассказывал мне после портье. - Они приезжают на выходные и скупают здесь абсолютно все! Золото, бриллианты, дорогие парфюмы целыми ящиками, детское питание и одежду (она в Китае сильно подорожала, власти не хотят поощрять рождаемость), экологически чистые русские продукты. Мед, растительное масло, даже муку. У нас целая фабрика «Приморский кондитер» поднялась за счет китайцев, сметающих в огромных количествах шоколад и конфеты.

- В прошлом году Приморский край посетили 421 583 китайских туриста и 100 тысяч корейцев, - дает точные цифры директор Департамента международного сотрудничества и развития туризма Алексей Старичков. - И это при том, что наземные пункты пропуска через границу находятся в скверном состоянии. Люди вынуждены по четыре часа сидеть в автобусах и ждать таможенной проверки. Миф о «желтой угрозе» придуман в ваших московских кабинетах, а потом подхвачен в коридорах московских редакций. Никакой нелегальной трудовой миграции давно не существует. А в Москве люди верят в легенды о китайцах, которые бродят по здешним лесам и сбиваются в банды. Китай разбогател, зарплаты там гораздо выше, чем в Приморье, особенно после падения курса рубля. Их рабочие уехали. Зато прибыли узбеки и таджики. Одних узбеков здесь 70 тысяч! Так что правильно анализируйте риски.

 

ДВА ИСТОЧНИКА, ДВЕ Составные ЧАСТИ СТРАХОВ

Я хорошо помню 90-е годы в Хабаровске, когда через границу хлынули тысячи странных, узкоглазых, крикливых людей, быстро учивших русские слова. Все это были мелкие торговцы, сбывавшие с рук обувь, разваливавшуюся через месяц, куртки с мгновенно ломавшимися «молниями», дешевые яркие тряпки, пластмассовые ядовитые игрушки. На рынках появились водянистые бледные помидоры и огурцы, возникло множество кафешек с пахучей китайской едой и мастерских, где китайские ребята что-то быстро чинили и латали. Казалось, грядет великое нашествие. Потом все успокоилось, и русские люди в свою очередь хлынули через китайскую границу, скупая дешевую одежду и обувь на зимний сезон на всю семью или получая удовольствие в саунах, массажных кабинетах и ресторанах. Все было экзотично, приятно и недорого. Сервис с каждым годом становился все качественней и внимательно учитывал вкусы и привычки русских.

- У мифа о «желтой угрозе» есть два источника - внутренний и внешний, - объясняет академик Виктор Ларин. - Внутренний сложился в 90-е годы, когда сюда хлынули орды нищих китайцев. Никто не знал, сколько их на самом деле. И люди перепугались. Второй источник - сугубо внешний, который пришел из США, усиленно раздувавших страхи. Множество политологов, специализировавшихся на советской угрозе, остались тогда без работы и переориентировались на китайскую угрозу. Был тут и другой расчет. И Китай, и Россия, тогда нищие и слабые, оставались потенциальными соперниками для США, и, столкнув их лоб в лоб, можно было убить двух зайцев. А наша либеральная столичная интеллигенция, которая тогда смотрела только на Запад, ухватилась за эту концепцию о «желтой угрозе».

Я задумалась. Ведь в свое время и я поддалась этой пропаганде. Десять лет назад я брала интервью в Вашингтоне у знаменитого политолога Збигнева Бжезинского (ныне покойного), советника всех американских президентов и главного врага СССР. Вперив в меня свой ястребиный взор, этот хрупкий старичок с железной волей доказывал мне: «Вы же из Хабаровска. Вы должны понимать, что главный ваш враг - Китай, а не Запад. Если пространство пустое, спросите себя, как долго оно будет оставаться пустым? Посмотрите на карту и сравните по размерам российскую и нероссийскую Азию. Российская часть так же велика, как и остальная часть Азии. И сколько народу ее населяет? Всего 35 миллионов человек против 3,5 - 4 миллиардов, с другой стороны. Там мощный Китай с городами и дорогами, как в Америке. Там поднимаются развивающаяся Индия, многообещающий Иран». Завороженная его логикой, я не задала себе простой вопрос: а с чего вдруг этот дьявол геополитики, всеми фибрами души ненавидящий СССР и Россию, вдруг так сильно беспокоится о нашем Дальнем Востоке и настаивает на его полной федерализации?

Прошло десять лет, и китайцы фактически ушли с Дальнего Востока.

- Но послушайте, - говорю я академику Ларину, - а что насчет карт Китая, включающих Дальний Восток, которые напечатаны в школьных учебниках?

- Это так и не так. Это исторические карты. Действительно, до 1860 года юг нынешнего российского Дальнего Востока официально принадлежала Китаю. Это учебная школьная карта. Мало ли что кому принадлежало? Мы же тоже публикуем в учебниках карты Российской империи и СССР.

- Но я родилась в 1969 году, когда случился советско-китайский конфликт на острове Даманский, недалеко от Хабаровска. Все мое детство было пронизано страхом перед китайцами!

- Вот это роковое событие, из которого и китайцы, и русские извлекли важные уроки. В определенной степени крах СССР начался с советско-китайского конфликта, поскольку мы бросили огромные финансовые и людские ресурсы на укрепление самой протяженной нашей границы. У китайцев тоже ушло несколько годовых бюджетов, поскольку они усиленно переселяли людей поближе к СССР. И кто от этого выиграл? Только американцы. Сейчас китайцы очень прагматично оценивают старый конфликт. Нам невыгодно враждовать, поскольку это мешает нашему развитию. Китайцы говорят: если бы не та конфронтация, они бы встали на путь модернизации на несколько лет раньше. Словом, обе стороны сделали выводы.

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

 

Даже матрешки на Дальнем Востоке двуликие - русско-китайские...Фото: МАКСИМ КАВАЛЕРОВ

И еще: мы во многом одинаково смотрим на мир. Американцы считают, что государственный суверенитет - устаревший принцип. Есть высшая сила и высшие судьи, и решать судьбу планеты - это именно американская миссия. А русские и китайцы считают, что суверенитет - базовый принцип. Так что не относитесь скептически к словам «стратегическое партнерство». Это прежде всего означает близкие подходы к мироустройству. И мы, и китайцы считаем, что это несправедливый миропорядок, и мы решительно желаем его переустроить».

 

КАЗИНО БЕЗ ЦИФРЫ ЧЕТЫРЕ

До казино в Приморском крае с причудливым названием «Хрустальные тигры» просто так не доберешься. Ехать больше часа по скоростной дороге. Местные власти благоразумно вынесли игровую зону подальше, чтобы азартные пенсионеры не спускали свои пенсии в игральных автоматах. Зато казино находится всего в десяти минутах езды от новенького владивостокского аэропорта. Именно сюда на выходные прилетают из Китая и Кореи «джанкеты» (так на профессиональном языке называют любителей острых ощущений). Игроков на роскошных машинах сразу доставляют в казино, где они резвятся три дня. Места в гостиничном комплексе забронированы аж на год вперед!

Деньги на строительство развлекательного комплекса дал китаец из Макао и не прогадал. «Хрустальные тигры» оказались просто золотым дном. Хотя сюда приезжают и местные жители, но главный доход приносят именно китайцы. Поэтому все здесь устроено соответственно их вкусам. В баккара нет цифры четыре. Потому что в Китае эта цифра созвучна слову «смерть». В гостинице нет четвертого этажа. А на пятом этаже нет номера 514, ибо по-китайски это звучит как фраза «я должен умереть».

Зато ресторан с великолепным китайским поваром называется «88» (счастливые цифры). Идея оказалась настолько удачной, что новые китайские инвесторы решили вложить полмиллиарда долларов в строительство еще одного казино, гостиницы на триста мест и большого торгового центра (зона дьюти-фри). В планах - площадки для гольфа и яхт-клуб («Хрустальные тигры» удачно расположились прямо на берегу моря). Честно говоря, это единственные серьезные китайские инвестиции в Приморский край. Прогуливаясь по игровым залам, где запрещено снимать, я испытывала истинное удовольствие: приятно наблюдать за азартными азиатскими миллионерами, спускающими деньги на родных российских просторах.

- Наш развлекательный комплекс платит ежегодные налоги в городскую казну примерно 1 миллиард 200 миллионов рублей, - говорит директор по гостеприимству и маркетингу Александр Мишкиблит, владеющий японским, китайским и английским языками. - А представьте, какие это будут доходы для края, когда мы наконец построим новые казино и гостиницу! И потом, это не девяностые годы, когда в казино в полумраке бродили бандиты в спортивных штанах. Сейчас у всех сотрудников белые зарплаты, и все строго контролируется государством.

- А зачем вообще китайцам лететь во Владивосток? А не в роскошный Макао?

- Очень просто. На всей территории Китая запрещены азартные игры. В Макао требуется виза. Сначала китайцу нужно долететь до Гонконга, потом сесть на паром до Макао, после добраться до казино. Это долго. А из Пекина или Харбина всего два часа лета до Владивостока и электронная виза. Мы встречаем клиента в аэропорту и через 15 минут он в казино. Теоретически с момента выхода из дома через два с половиной часа китаец уже сидит за игорным столом. Очень удобно. Плюс экзотика. Он в России. А у корейцев есть казино, до которого ехать аж четыре часа на машине и надо стоять в очереди, чтобы поиграть. Поэтому они тоже переключились на Владивосток. Как игроки, азиаты - очень приятные клиенты. Если русский человек, обычно, идет в казино, чтобы выиграть, то азиаты делают это для удовольствия. Ну, есть у человека лишние деньги. Можно эти деньги пропить, потратить на женщин или рестораны, а можно пойти в казино и поиграть. Выиграл - повезло, не выиграл - бывает. То есть удовольствие - сам процесс игры, а не результат.

В Хабаровске, вечном сопернике Владивостока, просто кусают локти от зависти. А почему хабаровчанам не разрешили открыть игровую зону? И место есть отличное - остров Большой Уссурийский, западная часть которого досталась китайцам, а восточная принадлежит России. Китайцы преспокойно благоустраивают свою часть, но вовсе не собираются инвестировать в российскую. На кой им ляд это надо? Постоянные наводнения, заброшенная территория. Нужно строить дамбу.

- Если бы нам разрешили открыть там игровую зону, китайцы бы туда первыми прибежали с деньгами и дамбу сами бы построили, - говорит заместитель мэра Хабаровска по международным связям Александр Александров. - И это далеко от Хабаровска, никакой пенсионер туда не поедет проигрывать последние деньги. А китайцам даже не нужно будет лететь самолетом или добираться по реке. Пешком перешел границу с деньгами и убежал без денег. Это ж сказка! Но как это объяснить Москве?

 

ИЕРОГЛИФ В ЛОБ

Почему соседям не нужна наша территория

- Риск «желтой угрозы» - это такой же гипотетический риск, как нападение инопланетян или столкновение земли с астероидом, - усмехается известный политолог Артем Лукин. - Китай был здесь тысячелетиями, но никогда не пытался колонизировать эти земли, потому что условия жизни - неблагоприятные. Зимой холодно, сыро, туманы (это я говорю о прибрежной полосе). А дальше идет вообще резко континентальный климат - до минус тридцати зимой. Почвы здесь небогатые.

Номинально до 1860 года южная часть российского Дальнего Востока входила в состав Цинской империи, но фактически китайцев здесь не было. Ловили рыбу, трепангов, собирали женьшень. Были хижины рыбаков и охотников. Осваивать эти земли всерьез стали только русские. Два пограничных договора (Айгунский 1858 года, подписанный Муравьевым-Амурским, и Пекинский 1860-го, подписанный графом Игнатьевым) закрепили эту территорию за Россией. А уже в начале XXI века страны демаркировали границу и полностью привели ее в порядок.

Сейчас на весь Дальний Восток найдется, может быть, 40 тысяч китайцев. В Москве их гораздо больше, поскольку заработки выше.

- Все эти байки, что три миллиона китайцев растворились на сибирских просторах, только раздражают профессионалов, - говорит доктор политических наук Илдус Ярулин. - Это все чушь! Мы интересны Китаю только как территория, из которой можно черпать золото, лес, редкие металлы. Но представить себе, что китайцы поедут жить, к примеру, в район Николаевска-на-Амуре, может только очень некомпетентный человек. Ко всему прочему, у китайцев есть свой «ржавый пояс» - плохо заселенный Хэйлунцзян, Синьцзян-Уйгурский автономный район.

 

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

В приморском казино «Хрустальные тигры» Дарья Асламова оказалась едва ли не единственной посетительницей из России. Фото: Личный архив Дарьи Асламовой

- Сегодня все инфраструктурные расходы на Дальнем Востоке несет Российское государство, а Китай получает максимальную выгоду от этого сотрудничества, - утверждает завкафедрой философии и политологии Тихоокеанского госуниверситета профессор Леонид Бляхер. - А теперь представьте, что все расходы по управлению и содержанию этой огромной и плохо обжитой территории лягут на соседнее государство. Доходность такого владения будет резко отрицательной.

Уходит в прошлое и стереотип о дешевой рабочей китайской силе. Хабаровский край уже стонет от того, что трудно привезти добросовестных китайских строителей. В Хабаровске они получают 40 тысяч рублей (около 4000 юаней), а в Китае 10 тысяч юаней. Какой смысл ехать к нам? Была надежда на сельских работников. Но теперь они сдают землю в аренду государству и им даже работать не надо. Сиди себе и получай деньги.

На хабаровском рынке я пыталась найти китайских торговцев. Меня тут же окружили узбеки, предлагавшие первую клубнику, орехи, курагу.

- А китайцы тут есть? - спросила я, ошеломленная их натиском.

- Есть, только надо их найти, - почесали они в затылках.

Следуя путаным указаниям, я нашла двух вьетнамских торговцев, которые заверили, что китайцы есть, только мне надо свернуть в другую сторону. Заблудившись среди дешевых тряпок, я потеряла интерес к поискам.

И я вспомнила свою поездку в Пекин шесть лет назад и разговоры с ведущими китайскими политологами. Уже тогда они прозорливо заявляли мне: «Безудержный экспорт приведет к неминуемым торговым войнам. Наше спасение - рост внутреннего потребления. Китай с населением в полтора-миллиарда человек - это сам себе рынок. Если наши люди разбогатеют, мы перестанем быть зависимыми от экспорта». Тогда это казалось фантастикой. Но китайцы, не бросающие слов на ветер, упорно шли к своей цели.

Теперь китайцы сами нуждаются в дешевой рабочей силе.

- Их интересуют Лаос, Камбоджа, вообще вся Юго-Восточная Азия и Африка, - говорит координатор проекта по развитию Дальнего Востока с привлечением азиатских инвестиций Игорь Сивоха. - А Россия - просто сырье. Имея с ней самую большую сухопутную границу, они хотят, чтобы там не было опасных очагов. Китайцы для нас вообще безопаснее, чем узбеки и таджики. Они не несут с собой идеологии и религии. Они вообще крайне прагматичны.

- Китай также стремится в Центральную Азию за дешевой рабочей силой, - заявляет профессор Леонид Бляхер. - В наше подбрюшье - Таджикистан, Киргизию, Казахстан, Узбекистан. В конце семидесятых годов в Центральной Азии случился демографический взрыв. Плюс из-за усиленного выращивания хлопка произошло засоление почв. Обнищание выталкивает на заработки все большее число людей. Это объективный процесс. Вот поэтому на Дальний Восток ринулись узбеки и таджики. Но все это низкоквалифицированная рабочая сила. А нам нужны, к примеру, хорошие строители, какими являются китайцы. Так что богатый Китай - это прежде всего ресурс, который мы не научились использовать.

Источник

 

 

Китай отрезает наш Дальний Восток от своего Шелкового пути в Европу. Часть 2

Спецкор "КП" Дарья Асламова решила выяснить, кто придумал миф о «желтой угрозе»

Автор - Дарья Асламова

ЗАМАНИМ АЗИАТОВ-МИЛЛИОНЕРОВ!

Горы гигантских устриц, мясо морских ежей, богатое йодом, сырые гребешки, бесценная морская капуста, гребешки под грибным соусом, великолепные крабы, запеченные мидии. Даже я, человек, избалованный деликатесами, ошеломлена этой морской роскошью. За соседним столом ресторана буквально обжираются два китайца. Лица у них совершенно счастливые.

Но таких ресторанов во Владивостоке совсем немного. Не хватает «морских огородов», где можно выращивать и поставлять всю эту бесценную живность.

Вообще я представляла себе Владивосток чуть ли не как русский Лас-Вегас в блеске небоскребов, развлекательных центров, дорогих магазинов. Но в городе всего один приличный отель. Местных жителей страшно раздражают два недостроенных «Хайята» как памятники обманутой мечте. Турфирмы честно признаются: «Владивосток - это турпоездка на три дня. Показывать нечего».

- Вы в Японии были? Ага, значит, знаете знаменитую улицу Гиндза в Токио с ее заоблачными ценами, - говорит академик Виктор Ларин. - Сейчас выходишь на Гиндзу, а там толпы китайцев. И это не элита! Они сразу покупают чемодан «Луи Витон» и набивают его дорогостоящим барахлом.

- Япония просто заполонена китайцами, - рассказывает завкафедрой Тихоокеанской Азии ДВФУ Диана Владимирова. - Огромное количество китайских харчевен, где есть кабинки только для своих. Даже на знаменитых термальных источниках управляющие и обслуживающий персонал - китайцы. Обе нации друг друга, мягко говоря, исторически недолюбливают, но Китай активно обживает Японию. А мы все время проигрываем из-за раздутого пузыря «желтой угрозы».

 

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

НАУЧИТЬСЯ ДЕЛАТЬ БИЗНЕС

Китайцам неинтересно. Невыгодно. Нет инфраструктуры. И каждый день меняются законы. На всех экономических симпозиумах споры чуть ли не до драк доходят. «Как с вами можно иметь дело, если у вас каждый день меняются правила, и никто ни за что не отвечает?» - кричат китайцы. И правильно кричат.

Вот вам маленький пример. 29 апреля в Хабаровске должна была открыться навигация. Час на пароходике - и ты в Китае, в приятном городке Фуюань, и без визы. Сотни хабаровчан и сотни китайцев купили путевки на майские праздники. В том числе и я. Но таможня не дала добро. За весь зимний период они так и не успели подготовиться! Мне позвонили грустные люди из турфирмы и попросили забрать деньги. Я не говорю даже о том, что сотням людей испортили «маевки». Но посчитайте убытки турфирм, гостиниц, гидов, магазинов! В Китае такую таможню уволили бы за пять минут. А может быть, расстреляли на всякий случай. За последние четыре года в Китае за коррупцию и некомпетентность наказали свыше миллиона чиновников! Там люди резкие. Все, кто препятствуют легальному здоровому бизнесу, подлежат немедленному наказанию. А в Хабаровске никто даже не подумал извиниться перед обманутыми туристами.

Денис Коган - один из немногих успешных бизнесменов, работающих с китайцами. Заодно ведет курс стратегии высшей экономической деятельности в университете во Владивостоке.

- Знаете, как мыслят мои слушатели? А давайте мы здесь будем что-то производить, а китайцы здесь, у нас, будут оптом покупать. А я им объясняю: при таком ведении бизнеса китайцы оставят вам ровно столько денег, чтобы с вас штаны не падали. Нам нужно не бояться идти в Китай и организовывать собственные продажи, устанавливать свои цены. Вы историю про мороженое слышали? Путин угостил председателя КНР Си Цзиньпина мороженым. У нашего местного производителя в прошлом году мороженое просто выстрелило. Рост измерялся в сотни процентов. Но они не зарегистрировали торговую марку и не стали заморачиваться организацией продаж в Китае. А китайцы немедленно построили завод и продают теперь русское мороженое. И в этом году у нашего завода нет продаж в Китае.

 

В СТАРОМ ПОЕЗДЕ ДАЛЕКО НЕ УЕДЕШЬ

Спрашиваю:

- Почему китайский бизнес уходит с Дальнего Востока?

Бизнесмен Денис Коган грустнеет:

- Да это та же история, что и с дальневосточным гектаром. Приморский край - зона рискованного земледелия по сравнению с Южным Китаем, к примеру. И в Китае развитая инфраструктура, беспроцентные кредиты на технику, семена и удобрения, электроэнергия в три раза дешевле и льготные кредиты для бизнеса. Хотели мы тут с товарищем взять эти самые дальневосточные гектары. Но там нет дорог, нет воды, растет лес на какой-нибудь сопке. Мы посчитали и поняли, что инфраструктура сожрет все.

И вот вам суровая российская действительность. Как сорок лет назад ходил неспешный поезд Владивосток - Советская Гавань, так и ходит. Даже время отправления и прибытия не поменялось. И вагоны не поменялись. А в Китае за 4 часа в поезде Пекин - Шанхай вы преодолеваете 1300 километров. И там есть в вагонах интернет.

Первична всегда инфраструктура. Когда китайцы планируют промышленные города, ты видишь на карте четко разлинованные кварталы. Туда проводят воду, тянут железнодорожную ветку, организуют бесплатные курсы повышения квалификации для населения. А потом приходит бизнес и занимается только бизнесом. Предприниматель не думает, куда воду подвести и кому за это взятку дать. Или как подключить электричество. Это не его головная боль. А у нас бизнесмен думает о бизнесе в последнюю очередь.

Рано или поздно все упрется в пропускную способность нашей железной дороги. Китайцы это поняли. Есть у них такой город - Паньцзинь, где уже строится гигантский контейнерный терминал. Китай тянет железнодорожную ветку в Европу через Забайкальск, на стыке Монголии, России и Китая. Это значит, что весь Дальний Восток будет отрезан от Шелкового пути».

Из окна Тихоокеанского университета в Хабаровске перспективы Дальнего Востока выглядят далеко не радужными. Я и два профессора пьем крепкий зеленый китайский чай и грустно курим.

- Россия носится с масштабными проектами, - иронически говорит профессор Бляхер. - А вы в курсе, что у нас уже нет морского пассажирского сообщения между Владивостоком и Петропавловском-Камчатском? Наши прибрежные территории не связаны между собой. А еще у нас есть Транссибирская магистраль, которая нуждается в масштабной реконструкции, и БАМ - дорогу-то построили, но нужны развязки, и к большому грузопотоку она не готова.

- А почему у Президента России нет своей резиденции на Дальнем Востоке? - спрашивает доктор политических наук Илдус Ярулин. - Если есть в Сочи, почему не сделать здесь? Он бы принимал азиатских гостей прямо в тихоокеанской резиденции.

 

ИДЕАЛЬНЫЙ ИНВЕСТОР

И все-таки я его нашла в селе Сергеевка под Хабаровском. Солидный господин Джан из Харбина в прошлом году рискнул взять в аренду землю в бывшем Сергеевском совхозе. Я была уверена, что, приехав, увижу сотню китайских рабочих. Но первым, кого я встретила, был толстый американец в солнечных очках, который, сидя на шатком стуле, грелся на солнышке и бросил мне ленивое «хэллоу». Американец в хабаровском селе - это как русский медведь на Манхэттене. Перед ним стояла гигантских размеров новенькая сеялка, и даже я, городская фифа, поняла, что это ВЕЩЬ - круче десятка новеньких «Мерседесов».

- Это самая лучшая и самая дорогая в мире сеялка! - восторженно объяснил мне китайский переводчик господина Джана.

- А зачем вам американец? - спрашиваю я.

- А мы его вместе с сеялкой заказали на полгода. Обучит местных крестьян, как ею пользоваться».

- А разве у вас не китайцы здесь работают?

- Нет, бывшие рабочие совхоза, который обанкротился. Есть двадцать китайцев, но это технический персонал. Мы привезли тракторы из Харбина. там у господина Джана большой тракторный завод. А также купили тракторы совместного канадско-российского производства, потому что за них не надо платить пошлину.

Господин Джан разрывается между Харбином и Хабаровском. Его очень увлекает русская деловая авантюра. Он курит длинные коричневые китайские сигареты.

- Пачка стоит тысячу рублей на ваши деньги, - восторженно объясняет переводчик. Для китайцев богатство - это все.

- Мы выращиваем сою для продажи в Китай, кормовую кукурузу и разводим молочных коров в селах Сергеевка и Хор, - объясняет господин Джан. - У нас есть русские партнеры - два молокоперерабатывающих завода в Хабаровске. Мы только начали, потому что верим президенту Путину, который поддерживает иностранные инвестиции и стремится к хорошим отношениям с Китаем. Дальний Восток становится ближе. В Китае много людей с деньгами, которые готовы вложиться в ваши земли.

 

Миф о «жёлтой угрозе» на Дальнем Востоке

В селе Сергеевка под Хабаровском предприниматель из Харбина Джан (в центре) на радость местным жителям взял в аренду земли заброшенного совхоза. Фото: ДАРЬЯ АСЛАМОВА

И через паузу:

- Если будут гарантии стабильности для бизнеса.

Господин Джан выкуривает еще одну длинную китайскую сигарету, и я могу посмотреть новых коров, которых мне с гордостью показывает зоотехник Андрей.

- Славные коровушки: их из Бурятии, с Алтая завезли. Вот мы сейчас их на новые корма переведем, и они будут давать молока в два раза больше, - с надеждой говорит Андрей. - Наши прежние коровы были без документов».

- Это как без документов? - наивно спрашиваю я.

- Без родословной, болели всякой дрянью. Словом, только прирезать. А вот новые себя покажут.

Андрей гордится переменами в совхозе:

- Все новенькое. Люди зарплаты стали получать стабильно.

А то, что хозяин - китаец, зоотехнику это до лампочки. Да хоть из Гонолулу. Главное, деньги вкладывает. Москва - далеко, а Китай, богатый и сильный, - рядом.

Местные жители куда прагматичнее относятся к китайцам, чем столичные умники. «А что бы мы без них ели? А во что бы одевались? Без китайской дешевой продукции Дальний Восток уже давно бы умер. Жалко, что мы их сейчас не слишком интересуем».

Владивосток - Хабаровск.

 

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Валерий КОРОВИН, директор Центра геополитических экспертиз:

Они коррумпируют наших чиновников и гробят природу

- «Китайская угроза» на наших дальних рубежах существует, хотя ее и не следует преувеличивать. По официальным данным, на Дальнем Востоке проживает около ста тысяч ханьцев (самоназвание народа. - Ред.), по неофициальным - 200 - 300 тыс. По сравнению с почти 150-миллионной Россией это вроде бы ничто. Но проблема в другом: Дальний Восток очень слабо заселен, и контроль властей, в том числе за нелегальной миграцией, здесь очень поверхностный. Китайцы же, напротив, отнюдь не склонны к ассимиляции и образуют крайне закрытые этнические анклавы. Вспомните чайна-тауны в США: даже хваленый американский «плавильный котел» не смог с ними ничего сделать. Как равных себе они воспринимают только других китайцев и везде, где есть возможность, ведут дела исключительно с соотечественниками. Это ярко проявляется, например, в турбизнесе: ежегодно сотни тысяч граждан Поднебесной легально ездят в Россию на отдых, но почти все деньги оседают у китайских же отельеров, рестораторов, гидов.

Их экспансия носит в основном экономический характер. Любой регион своего присутствия ханьцы рассматривают как объект эксплуатации - получения максимальной прибыли с минимальными затратами. И, находясь в чужом (некитайском) ландшафте, забывают о минимальных правилах приличия и откровенно плюют на экологические нормы. Например, там, где они занимаются сельским хозяйством, остается выжженная земля. В буквальном смысле: почву накачивают химикатами, снимают несколько тучных урожаев, уходят на новый участок, а биосфера вынуждена восстанавливаться много лет. Аналогично - хищническая вырубка леса в Прибайкалье без всяких компенсационных лесопосадок (известны случаи в Красноярском крае, Иркутской области, когда китайцы специально устраивают лесные пожары, чтобы потом подешевле выкупать так называемый горельник, затем, обработав его, перепродают как нормальную древесину. - Ред.).

В то же время не нужно лепить из китайцев каких-то пиратов: там, где государство сильно, а власти неподкупны, они предпочитают ни с кем не ссориться и блюсти местные законы. И тут мы снова возвращаемся к неэффективности, коррупции и жажде наживы наших чиновников, которые с удовольствием позволяют ханьцам подкупать себя - в ущерб национальным интересам России. В то же время, если вспомнить исторический опыт: когда до революции хунхузы (китайские разбойники) на Дальнем Востоке сталкивались с организованным отпором казачьих сотен, то всегда отступали - как воины они достаточно слабы.

Записал Эдвард ЧЕСНОКОВ.

Источник

 

 

Грозит ли нам китайская экспансия?

 

Дарья АСЛАМОВА: Насколько верен миф о "КИТАЙСКОЙ УГРОЗЕ"?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать

Новости Русского Мира © 2014
_ya_share_top__ya_share_bot_