Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Суровые реалии голландского образования

Редакция, 25 октября 2018
Просмотров: 9789
Версия для печати Версия для печати
Суровые реалии голландского образования

Образование в Голландии и России. Суровый сравнительный анализ

Простая русская девушка, грезившая о свободной и просвещённой Европе, эмигрировала и начала обучение в одном из лучших университетов Голландии. Её очень удивил контраст между её возвышенными мечтами и суровой реальностью...

 

Образование в Европе на примере Нидерландов. Знакомство начинается

Автор – Веста Ясная

Нас приучили думать, что западное образование качественнее российского, потому что международные рейтинги, примеры детей элиты, авторитетные мнения, голливудские фильмы, престиж и стоимость западного образования формируют такое впечатление. Но так ли это на самом деле и к чему приводит образование по западному образцу?

В своей статье я расскажу о своем опыте получения европейского университетского образования из рейтинга Топ 100. Я поведаю о том, что больше всего поразило меня в методике западного образования, что оказалось для меня самой большой неожиданностью. Мне хочется верить, что это поможет читателю лучше понять плюсы и минусы современного образования, как российского, так и западного.

В Нидерланды я уезжала с радостью в сердце и полная надежд и планов на новую лучшую жизнь в Европе. "Наконец, я покину немытую, неблагодарную, необразованную, пьяную Россию,"- думала я. В прошлом ярая поклонница радио Эхо Москвы, регулярная читательница газеты Коммерсант и журнала Экономист, с прогрессивными либеральными взглядами, я была уверена, что наконец я буду жить в цивилизованной стране. Еще в свои первые разведочные туристические поездки мне полюбилась эта страна: чистые аккуратные улочки с живописными уютными домиками, приятными дружелюбными людьми и красивой сочной природой.

 

Суровые реалии голландского образования

 

О возвращении обратно в Россию и речи быть не могло: так долго я готовилась к поездке, тщательно собирала все документы, ходила на курсы, сдавала экзамены, получала сертификаты. Ведь чтобы поступить в экономический университет в Нидерландах нужно получить международный сертификат, подтверждающий уровень английского языка TOIEFL или IELTS и математики GMAT или GRE (для некоторых университетов). Примечательно, что один и тот же тест по математике GMAT в разных странах разного уровня сложности. В России получить проходной бал очень нелегко, поэтому некоторые абитуриенты едут в другие страны в Европе, чтобы его там сдать, ведь баллы за сложность не прибавляются. В итоге получают там международный сертификат и принимается он в Америке и Европе. Также любопытно, что американские сертификаты TOEFL и GMAT действуют для университетов как в Европе, так и США, а вот европейские IELTS и GRE в американские университеты уже не принимаются.

Я поступила в Erasmus University сначала на премагистерскую (pre-masters) экономическую программу (Erasmus School of Economics), т к для магистратуры моё первое образование (5 лет) в ГУУ (Государственный Университет Управления) сочли недостаточно профильным. Добавлю, что Университет Управления не известен широко в Нидерландах, что и явилось одной из причин получения местного образования. Примечательно, что наше пятилетнее образование в гуманитарных и экономических науках приравнивалось к бакалавриату на Западе, в то время, как российское техническое пятилетнее образование там равнялось магистерскому уровню.

Премагистерская программа Erasmus University включает разные дисциплины профильной 4-х годичной программы бакалавриата. После года премагистерской программы следует год магистратуры и потом по закону Нидерландов ещё на год можно оформить себе визу, как выпускник в поиске работы. Что я и планировала, так как мне хотелось остаться жить в цивилизованной стране. Для этого я и выбрала университет из топ 100 экономических университетов мира, чтобы не уступать европейцам в образовании и, как следствие, на рынке труда. Позже выяснилось, что это лучший экономический университет на юге Нидерландов, вырастивший выдающихся ученых: Jan Tinbergen - первый нобелевский призер; политических деятелей (премьер министров и министров финансов и других ведомств, как в Нидерландах, так и Эфиопии и Индонезии), бизнесменов и топ менеджеров крупных международных компаний (TNT, Akzo Nobel, TomTom, CitiBank, ABN Amro,  KLM, Royal Dutch и тд).

 

Суровые реалии голландского образования

Jan Tinbergen, Nobel Prize in Economic Sciences, 1969 (1903 - 1994)

 

Нидерланды особо полюбились моему сердцу: ещё с раннего детства в художественной школе я слушала дифирамбы талантливым художникам эпохи Возрождения, а позже, зачитываясь книгой о Петре Великом, я воображала, что также поеду в эту удивительную страну с таким талантливым населением, что даже царь ездил к ним учиться в своё время.

Всем студентам не из Евросоюза в довольно короткий срок нужно собрать пакет документов для оформления студенческой визы. В университете я предварительно уточнила, в каком порядке их нужно получать, так как требовалось обойти серию разных учреждений. Я была очень удивлена, что когда я приехала делать флюрограмму (все студенты не из Евросоюза обязаны пройти эту процедуру, причем, сделанные в России снимки, не принимаются), меня отправили обратно в университет из которого я только приехала, потому что там должны были дать справку, что я там учусь. Пришлось ехать обратно в университет. Эта поездка туда-обратно стоила 10 евро на общественном транспорте. В дополнение, поездка туда-обратно в университет из другого города, где я временно остановилась, мне обходилась ежедневно примерно в 25 евро.

Общественный транспорт - дорогое удовольствие, поэтому большинство голландцев заменили его на велосипед, тем более размеры городов позволяют им пользоваться. Удивило меня то, что, несмотря на поток иностранных студентов в более чем 5000 человек ежегодно, на кафедре не знают до сих пор, в каком порядке тебе нужно и где получать все необходимые документы для студенческой визы.

Это произошло потому, что для оформления виз была назначена отдельная сотрудница, которая работала только 2 дня в неделю. Конечно, некоторая часть из 5000 человек относится к студентам из Евросоюза, но не стоит забывать, что около 50% от этого количества составляют только студенты из Китая, не говоря уже о других странах не членах ЕС.

Понятно, что при такой ситуации студентам приходилось самостоятельно разбираться во всей системе: ответ был простой – смотрите в интернете. А у меня не было интернета с собой и я вообще приехала из другого города, но хорошо на кафедре для этих целей имелось 2 компьютера, где четко было видно, что перерыв кучу страниц и найдя нужную, я показала, что порядок получения документов на сайте университета не обозначен. Но никому не было до этого дела. И когда я уже потратив попусту 10 евро и свое драгоценное время устроила им скандал, они вдруг смогли подсказать, в каком порядке мне необходимо получать документы. Я заостряю на этом внимание, потому что это не частный случай, а уже система в Нидерландах, где ответственность не принято брать на себя, даже в таких мелочах, и ответы в государственных организациях довольно часто сводятся к тому, что вся информация на сайте, где ее нет, и к ним приходишь снова. Круг замкнулся.

 

Суровые реалии голландского образования

 

В моей интернациональной премагистерской группе оказалось около 30 человек. Из них примерно половина были китайцы, а также испанцы, греки, болгары, африканцы, голландцы, учившиеся в Америке, и по одному человеку из Мексики, Украины, Тайланда, Пакистана, Бельгии и я из России. Причём, мы учились совместно с бакалаврами и состав слушателей постоянно менялся. Это связано с тем, что в программу включены предметы по выбору, а обязательные предметы пересекаются с бакалаврами другой специализации.

Голландцы имеют возможность учиться на англоязычной или программе на их родном языке, но англоязычная у них считается более престижной. Даже старшее поколение в Нидерландах хорошо говорит и понимает по-английски, а также другие языки Евросоюза. Это связано с тем, что ещё в школьной программе они изучают минимум 2 иностранных языка. Также все фильмы в кинотеатрах и по телевизору показываются только на родном языке с голландскими субтитрами. С учётом того, что голливудское кино имеет широкое распространение, английский язык звучит постоянно. Любопытно, что даже оперы в театрах у них сопровождаются бегущей строкой с переводом.

Учиться в университете - это редкая возможность для избранных. Для этого нужно в 11-12 лет сдать в школе тесты на очень хороший балл. Школы для детей также варьируются, в зависимости от того, как сдан этот экзамен. Одни готовят детей в MBO (наш ПТУ или колледж, как сейчас стали называть), другие в Hogeschool - это что-то среднее между ПТУ и университетом, и третьи - в Университет. Если ты заваливаешь экзамен, то возможность поступить сразу в университет ты теряешь навсегда. Правда, есть возможность поступить сначала в hogeschool, отучиться там 4 года, а потом поступить в университет на бакалавриат - тоже +- 4 года. Но такого жаждущего знаний мне встретился только 1 голландец в процессе учебы.

Любопытно то, что в начальных классах школы дети занимаются рисованием, пением, что позиционируется, как возможность адаптироваться ребенку. И только к 8-9 годам они начинают изучать привычные нам школьные дисциплины, такие, как математика. Поэтому, сдать через 2-3 года серьезный экзамен, который решит твою будущую профессиональную судьбу и, как следствие, уровень дохода (размер зарплат также нормируется государством Нидерландов в зависимости от уровня образования), это огромный дополнительный стресс для ребенка.

Таким образом, основная масса голландцев имеет образование hogeschool (HBO), а не университетское, как в России. Оно включает обязательную регулярную практику в компаниях (студенты сами ее ищут: устраиваются, как правило, бесплатно), в то время как университетское образование в Нидерландах не имеет практики в сравнении с российским высшим образованием. Hogeschool (HBO) приравнивается к высшему образованию, но его уровень на порядок ниже. Поэтому, сравнивая статистику по количеству людей с высшим образованием в разных странах, нужно иметь это в виду. Это не единственное расхождение в статистике, где Россия теряет своё истинное лицо на фоне других стран.

После общения со студентами, учащимися в таких школах, я бы приравняла это образование к нашим колледжам, потому что, во-первых, это также профессиональное образование, как и у нас и, во-вторых, преподаватели таких школ не занимаются научной деятельностью.

 

Суровые реалии голландского образования

 

В школе дети также имеют предметы по выбору и это приводит к довольно странным ситуациям уже в университете. Например, я познакомилась с одной моей голландской сокурсницей, которая, не имея математики в школе, так как это был предмет по выбору, должна была сдавать обязательный экзамен по математике (производные и уравнения) в университете. Причём, на первом курсе бакалавриата мы проходили функции и производные, которые в России проходят еще в средних и последних классах школы. До интегралов мы даже не дошли в Erasmus University.

Хоть математика может и не быть обязательным предметом в школе, но предмет по сексуальному воспитанию является таковым. Как-то я общалась с одной своей голландской знакомой и вот, что она мне поведала. В 11-12 лет в дополнение к «решающему» тесту детям рассказывают на этой дисциплине о том, что, если тебе нравится мальчик, например, твой сосед по парте, то это нормально или если вы ему нравитесь, или, если вы девочка и вам нравится другая девочка, то это тоже в порядке вещей.

Таким образом, еще до формирования полноценного гормонального цикла и более четкого определения себя по полу, им уже начинают рассказывать про этот интимный аспект взрослой жизни, возбуждая интерес к этой теме. В студенческие годы я слышала рассказы от своих сокурсников о таких экспериментах голландских студентов, которые кажутся естественным продолжением данного интереса на обязательном предмете в школе. Примечательно, что, несмотря на всю демократичность западных стран, родителей, выступивших против данного вида образования, могут посадить в тюрьму, как это произошло с одним отцом в Германии. Это расценивается, как нарушение прав ребенка, а не как забота обеспокоенного папы. И данный человек будет вынужден всю оставшуюся жизнь быть заклейменным преступником в лице государства и общества. И это лишь один из примеров преступления государств Европы против своих граждан.

Школа в Голландии - очень необычное учреждение. Вход туда возможен для школьников только по карточкам, где фиксируется время твоего прихода и ухода, как в современных многочисленных компаниях. В случае нескольких опозданий учащемуся назначается трудотерапия - бесплатная отработка в крупной сети голландских супермаркетов Albert Heijn. Но вроде европейцы выступают активно против использования детского труда?

 

Суровые реалии голландского образования

 

Вся информация о времени прихода, ухода и оценках поступает родителям в приложение на мобильный телефон. Поэтому дети находятся под строгим контролем. Забавно, что также по закону дети до 13 лет не имеют права находиться одни дома и сидят с няней, если родители трудятся. Возможно, эта одна из причин, почему голландцы как бы застряли в подростковом возрасте, но это уже другая история...

Причем, няня обходится в среднем в 1000-1500 евро в месяц при среднем доходе 2500-3000 евро на человека.

Регулярно с детьми в школе беседует психолог, который выясняет, соблюдаются ли права ребёнка в семье: хорошо ли с ним обращаются родители, есть ли у него отдельная комната со столом и компьютером, которые у него должны быть по закону. При нарушении закона родителей могут лишить их родительских прав.

Все учебники в школе платные, как и сама школа. В университете мы также покупали учебники, стоимость которых варьировалась от 15 до 100 евро за штуку. На каждый предмет нужно было от 1 до 3 учебников. Семестр в университете длится не 6 месяцев, как в России, а 2 и включает около 3-4 предметов, из которых, как правило, 2 обязательных и 2 на выбор. Таким образом, затраты только на учебники составляют в среднем 500 евро в год.

Некоторые учебники были в библиотеке при университете, как правило, в единичном экземпляре и пара книг могли быть для раздачи максимум на месяц. Но это были постоянно неуловимые для меня учебники и я, как и остальные студенты, их все покупала, в основном бу. Тем более библиотека совершенно не располагала к обучению: это огромные открытые площади, где постоянно туда-сюда ходили студенты или то тут, то там были слышны чьи-то разговоры.

Чем-то она мне напоминает наши офисы по типу “open face”. На входе в библиотеку сидел охранник, который проверял, что все вещи оставлены в шкафчиках, еду брать с собой также не разрешалось. Во время часов «пик» иногда даже приходилось ждать, когда освободится шкафчик для вещей, чтобы пройти в библиотеку. А все книги, тетради и ноутбук складываются в корзины, как в супермаркете, для проноса с собой.

 

Суровые реалии голландского образования

 

Меня в самом начале очень удивило полное отсутствие гардеробов. С учетом средней температуры около 15 градусов в год постоянно приходилось с собой носить верхнюю одежду, а также находить ей место в лекционных комнатах. Вешалки там также отсутствовали.

Еще, несмотря на очень влажный климат и далеко не теплую погоду в университете полностью отсутствует отопление в аудиториях. Редкие батареи можно было найти только в некоторых коридорах университета. Поэтому зачастую приходилось сидеть в верхней одежде и во время занятий.

Образование в университете в основном рассчитано на самообучение. Информация, которую даёт преподаватель на лекции, это всего лишь от 20 до 50 процентов того, что будет на экзамене. Поэтому в день приходится читать около 80-100 страниц англоязычного специализированного текста. Я читаю довольно медленно со скоростью в среднем 10 страниц в час. Тем более не просто нужно прочитать текст, но и запомнить, потому что любое предложение из учебника может оказаться в тесте.

Таким образом, в день часто приходилось тратить от 8 до 10 часов только на прочтение материала. Это в дополнение к тому, что нужно было еще посещать сами лекции. Но посещение лекций в университете, в отличие от школы в Нидерландах и Российских ВУЗах, не является обязательным, кроме семинарских занятий, где проставлялись оценки за участие в беседе, выступления с докладами и домашнюю работу. Тем более все лекции выкладывались в закрытый доступ для студентов, откуда их можно было скачать.

От себя хочу добавить, что как нельзя научиться ездить на велосипеде, прочитав книгу, также нельзя стать специалистом, штудируя учебник. Знания о какой-либо профессии и интерес к ней передается устно от учителя к ученику. Это большой минус европейской школы по сравнению с классическим российским университетским образованием.

Курсовые работы, в отличие от российского образования, пишутся группами из 4-5 человек. Оценку ставят за работу общую и одинаковую для каждого члена группы, если не договорились о другом. Однажды уже в магистратуре мне пришлось писать совместную работу с 2 китайцами, немцем и поляком. Я предложила вначале разделить работу на 5 частей, как я всегда до этого поступала, но немец с поляком категорически отказались, а китайцы заняли нейтральную позицию. В итоге большинством голосов было принято решение, что поляк и немец будут писать работу и, в чем им понадобится наша помощь, они дадут знать. Дело в том, что у немца была на руках схожая дипломная работа его друга, из которой он и хотел взять все необходимые расчеты. И тут началось интересное: поляк стал писать чуть ли не ночью, что ему срочно нужно что-то сделать и чтобы все бросали свои дела и  начинали ему помогать. Потом немец стал истерить, что так как мы не помогаем ему с этой работой, то работа не будет сдана вовремя, но чем мы конкретно можем ему помочь, он сказать так и не смог. В общем, «веселья» было много, но самое горячее было оставлено на потом. За 10 минут до дедлайна (а он заканчивался в 12 ночи) в наш общий чат было отправлено сообщение, что если я и китайцы не отдадут часть своих баллов немцу и поляку, то работу они не отправят преподавателю (а у них была конечная версия) и скажут ему, что мы работу практически не делали и чтобы нас проверяли на знание самой работы и предмета в целом. Китайцы сразу согласились, а я, оставшись одна против двух негодяев, продолжала стоять на своем. Но когда осталось пару минут до дедлайна не выдержала и согласилась.

Ведь не сдача самой работы могла стоить мне года обучения (12500 евро). Такая непорядочность и шантаж моих сокурсников на следующий день не давал мне покоя, я ругала китайцев за их трусливость, ведь нас было 3-е против 2-их. В итоге на следующий день я написала преподавателю письмо, что это был шантаж и я не согласна отдавать свои баллы, поставив в копию всех членов группы. Немец сразу испугался и начал заваливать меня личными сообщениями, требуя, чтобы я отменила свое решение. Поляк молчал. Китайцы тоже. Профессор также не ответил на мое письмо. Спустя несколько недель мне на почту, как и всегда пришла довольно хорошая оценка за работу. Отметки других я не знаю, но склонна верить, что преподаватель встал на мою сторону. Позже, общаясь с моей сокурсницей, я выяснила, что в следующем семестре, она оказалась с тем же самым поляком в совместной работе и в схожей ситуации. Вот таким образом некоторые зарабатывали себе оценки в групповых работах.

 

Суровые реалии голландского образования

 

В бакалавриате университета все экзамены проходят в формате тестирования с 4-5 вариантами на выбор или так называемые multiple choice questions. Иногда, правда, такие тесты усложняли, добавляя пару-тройку вопросов без выбора ответов в конце. Таким, например, был экзамен по математике. Удивительно, но эта форма сдачи экзамена оказалась для меня самой сложной, не потому, что я не знала предмета, а потому, что очень часто оказывалось так, что либо ни один из вариантов не подходил, либо 2 из них претендовали на правильный ответ, либо я просто не могла понять вопроса. В связи с этим получались даже комичные ситуации: часто, когда экзамены проходили после 18-00, преподаватель, составляющий вопросы и ответы, не присутствовал и его подменял аспирант (phd студент), который тоже не мог понять и мне объяснить, в чем заключается вопрос.

После в магистратуре уже были так называемые «открытые» вопросы или open questions, где студент уже не выбирал ответы из предложенных, а сам писал ответ, что оказалось для меня намного легче.

Эти ситуации сейчас кажутся комичными, но когда ты сдаешь экзамен, они таковыми не являются, потому что, чтобы получить по-нашему 3, нужно ответить на 70-75% вопросов правильно. За такое количество правильных ответов ты можешь получить только проходные 5.5 балла из 10. То есть при ответе правильно на 28-30 вопросов из 40 ты получаешь только, грубо говоря, 50% от 10 баллов. Причем, четкой формулы, как это рассчитывалось, мы не знали.

 Наверное, и сами преподаватели тоже, потому что это делала система, которая учитывала средний бал правильных ответов всех студентов. Мне даже кажется, что они в нее закладывали необходимый процент тех людей, которые должны были его не сдать. Эти мои догадки строятся на том факте, что из нашей премагистерской программы, официально рассчитанной на 1 год, на второй год осталось около 40% группы. Причем, в рядах счастливчиков, прошедших ее за 1 год были, в основной массе китайцы. Их стоит похвалить за очень дружную командную работу. Они часто вместе жили в общежитиях или снимали квартиры. И китайские студенты с предыдущих годов передавали свои конспекты, а также вопросы с экзаменов, как эстафету вновь прибывшим.

Это было очень удобно, потому что вопросы из года в год часто повторялись. Но я была не из числа дружных китайских студентов и мне вместе с остальными интернациональными сокурсниками пришлось пойти на второй год премагистерской программы. По голландской системе нельзя в таком случае досрочно сдать заваленные предметы и нужно ждать своего семестра и при этом оплачивается весь год обучения, даже если не сдан всего 1 из предметов. В общем, если вы завалили всего 1 экзамен в мае, то будете ждать до конца учебного года, чтобы его пересдать. Стоит добавить, что год обучения по такой программе стоил мне около 6500 евро. Для стран Евросоюза эта сумма была снижена почти вдвое, а голландские студенты даже получали стипендии. Причем, стоимость обучения ежегодно увеличивается и до сих пор.

Я привыкла, что в российских ВУЗах экзамены распланированы так, чтобы студенты успевали подготовиться к следующему. В ГУУ у нас был, как правило, перерыв в 4-5 дней. В Erasmus этого не было. У тебя могут оказаться экзамены даже в 1 день, что у меня случалось несколько раз. Они обычно идут около недели: каждый день по несколько интервалов: в 9 утра, в 11, в 14 и в 18. Причем если ты опоздаешь на экзамен хоть на 1 минуту, тебя уже на него не пустят. Звенит звонок и после этого вход в зал запрещен, по звонку также он и заканчивался.

Об этом зале стоит рассказать подробнее. Мне он напоминал огромный спортивный зал, способный вместить около 1000 человек. Этот зал условно делился на сектора, в каждом из которых сдавался разный предмет и относился к разным группам учащихся. Средняя температура в таком зале была около 16-18 градусов. Постоянно были слышны кашель, шорохи и другие шумы с разных его частей, что очень отвлекало.

У меня складывается впечатление, что специально были созданы по максимуму некомфортные условия для сдачи экзаменов. И как вообще может прийти в голову загнать около 1000 человек для такого мероприятия в одно помещение и в такую холодину? Пожалуй, это худший по организации порядок приема экзаменов, в котором мне удалось участвовать. При таких условиях рассказы, что некоторые голландцы учатся в одном университете по 8 лет, уже не кажутся странными или нереальными.

 

Суровые реалии голландского образования

 

Помимо всего прочего, на экзамены нужно вовремя зарегистрироваться. В университете есть своя внутренняя система, куда студенты вначале курса обязаны внести свои данные, а дальше зарегистрироваться на предметы, включая обязательные, там же отображается информация об оценках, публикуются материалы для предстоящих лекций, расписание, список необходимой литературы и задания. Для всех регистраций есть дедлайн, если он просрочен, то нужно платить штраф. Мне кажется вполне очевидным, что по окончании курса нужно сдавать экзамен и что регистрация по идее должна проходить автоматом, но, видимо, голландцы придерживаются другого мнения.

Также при поступлении в университет и далее для каждого учебного года все документы подаются через систему под названием Studielink, где также необходимо зарегистрироваться. Даже если программа обучения рассчитана на несколько лет, ежегодная процедура подачи заявки все равно необходима. Если этого не сделать, то человек не будет зачислен на следующий год, даже если он сдал все экзамены. В этой системе отслеживаются также все оплаты и полученное образование. Через нее также можно одновременно подавать заявки в разные ВУЗы Нидерландов, она является общей для всей страны.

Еще в начале обучения необходимо зарегистрироваться в другой программе для налоговой, чтобы получить, как у нас называют номер ИНН. Таким образом, помимо учебной нагрузки, добавляется стресс от всех необходимых регистраций.

Любопытно, но даже на защиту диплома (он назывался в моем случае Master Thesis) нужно было регистрироваться, так как защита диплома проходит не в одно время для всей группы, а раз в 2 месяца по мере готовности самой диссертации, начиная с августа. Самое неприятное, что за 2 месяца ожидания также необходимо платить. Это и оказалось для меня большим сюрпризом, потому что консультант по образованию меня уверил в обратном. Но так как встреча была устная, доказать мне это не удалось и всю вину свалили на меня, сказав, что я неправильно поняла. Из-за такого безответственного подхода к своей работе и организационного хаоса, творящегося в университете, я оказалась в ситуации, когда у меня на руках был одобренный супурвайзером диплом, я зарегистрировалась на его защиту, а оплатить 2 месяца ожидания, которые стоили около 2000 евро, мне было уже нечем. Я была вынуждена просить дать мне финансовую помощь, но многочасовые переговоры по телефону с разными помощниками по обучению не привели к результату, мне говорили, что я буду отчислена. Тогда мне пришлось обращаться к самому ректору за помощью и только после разговора с ним, мне уже удалось получить на это финансы. Причем, помощники работали не каждый день и на встречу или разговоры с ними по телефону нужно было заранее записываться.

Уклон в университете, особенно в магистерской программе при подготовке к написанию дипломной работы, делается на изучение научных статей и способности понимать экономические модели, их принцип построения и анализа данных. Основной навык сводится к тому, чтобы грамотно построить модель, собрав набор статистических данных, и далее, используя специальные программы, получить результаты и дать им интерпретацию. Причем, чтобы проверить качество, занесенных в программу данных, бывает необходимо заново проводить исследование. Поэтому это является широкой базой для всякого рода манипуляций с целью получения нужного результата. В итоге регулярно в научных кругах гремят скандалы разоблаченных в фальсификации данных ученых. Их лишают званий, отчисляют из университетов, но, тем не менее, это не решает корня проблемы.

Проживая в Нидерландах, мне пришлось несколько раз переезжать, и в одном из мест моей соседкой оказалась девушка из далекой Сибири, получающая phd образование (а по нашему аспирантура) в том же университете, что и я. Так получилось, что мы практически в одно и то же время закончили университет и ей предстояло выбрать ВУЗ для дальнейшей занятости уже в качестве преподавателя. Она искренне хотела бы вернуться обратно в Россию, но тогда ей бы пришлось остановить исследования той области, которую она изучала, потому что в России это направление не было развито.

 

Суровые реалии голландского образования

 

Дело в том, что научные работы в западных университетах часто пишутся коллективом и для выбора соратника по статье обращается внимание также и на сам университет и на его известность в научных кругах. Во-вторых, уровень дохода отличается в разы. В-третьих, западные ВУЗы предлагают бессрочный контракт после нескольких лет работы в университете, что делает практически невозможным увольнение данного преподавателя в будущем. В-четвертых, в западных странах университеты оплачивают участие в международных научных конференциях, которые были для нее очень важны, в то время, как в РФ эта статья бюджета весьма ограничена. Таким образом, случилась утечка «мозгов» в лице моей знакомой русской соседки.

Спустя несколько месяцев после окончания университета мне пришло письмо из какой-то из Африканских стран с просьбой помочь написать дипломную работу уровня phd, основанной на моем дипломном исследовании. Я была очень удивлена, что аспирант из Африки, который учится уровнем выше, чем я, обращается ко мне за помощью. Когда я поделилась этой информацией с моей соседкой из Сибири, она сказала, что к ней регулярно приходят такие письма и что для уровня Африканских стран это естественно писать диссертации, основываясь даже на магистерских работах. Но меня поразило еще это письмо и тем, что африканский аспирант не задавал вопросы по какой-то части моей работы, желая разобраться в непонятном для него вопросе, а буквально требовал, чтобы я ему разъяснила суть моего исследования. Данный подход меня очень удивил.

Чтобы понять масштабы голландского образования я предлагаю обратиться к статистике.

В 2017-2018 годах около 122 тыс. интернациональных студентов обучались в высших учебных заведениях Голландии. Примерно треть из них получают образование в сферах экономики и бизнеса. Эти данные предоставлены организацией Nuffic, которая активно популяризирует этот вид деятельности страны. Причем, количество интернациональных студентов за последние 10 лет увеличилось почти вдвое.

Таким образом, ВУЗы Голландии получают значительные доходы от этого вида деятельности. Стоимость обучения в 2018 году по программе бакалавриата составила около 6400 евро для студентов из Евросоюза и 9000 евро для студентов из других стран и по программе магистратуры 11900 евро для Евросоюза и 15000 евро для других стран. Еще была информация, что в дополнение университеты Голландии получают от государства несколько тысяч евро за каждого выпускника, но подтверждения ей в доступных источниках мне не удалось найти. Т.е. применив простые знания арифметики, выходим на доход минимум в 780 миллионов евро в год.

Честно говоря, эти цифры меня сильно расстраивают, потому что качество обучения в Нидерландах оказалось раз в 10 хуже знаний, полученных в Университете Управления в России, где я даже училась на бюджетной основе. Кстати, я была единственной в своей группе, кто смог поступить из регионов в ГУУ. Я все еще помню удивление профессоров, когда я назвала школу и город, откуда я приехала. Под качеством обучения я понимаю глубину и широту понимания тех процессов в дисциплинах, которым я обучалась. Негативным аспектом голландского образования я бы назвала прежде всего его узкую специализацию.

Причем, эта узость понимания дисциплин также наблюдалась и у преподавателей самого Эрасмуса. К примеру, я как-то подошла с вопросом к преподавателю по экономическому учету и задала вопрос по бухгалтерскому учету. На это я получила ответ, что мне следует переадресовать этот вопрос преподавателю по бухгалтерскому учету. Это меня очень удивило, потому что 2 этих дисциплины были в рамках одного предмета: финансовый учет. После преподавателей ГУУ, где профессора могли объяснить не только смежные дисциплины, но и философию, историю, физику, если это было необходимо, это было для меня очень показательно. Может, поэтому Университет Управления так долго пытались реформировать, а по сути уничтожить, устроя травлю достойнейшим преподавателям этого замечательного учебного заведения с более, чем столетней историей?

У меня возникает параллель, что если один человек будет знать принцип работы двигателя автомобиля, другой руля, третий колес и тд, но ни один из них не сможет тогда понять принцип работы всей машины. К такому же абсурду пришло и западное образование в своей убогости. При такой деградации образования правящих кругов запада экономические кризисы неминуемы.

Тогда возникает объективный вопрос, как могла возникнуть такая несправедливость? Причиной здесь могут быть рейтинги университетов. Вместо того, чтобы судить о качестве образования по способностям выпускников быть профессионалами в своей области, так называемые рейтинговые компании, оценивают их по публикациям преподавателей университетов в признанных научных журналах и количеству полученных нобелевских премий. Но ведь способность написать научную статью вовсе не говорит о возможности учителя передать знания ученикам. И здесь мы упираемся в парадокс, когда для преподавателя университета западного толка главным стало написание статей, так как определенное количество статей и, как следствие, исследований, ежегодно он должен выдать по контракту с университетом. А преподавание студентам является дополнительной неприятной нагрузкой, от которой хочется поскорее отделаться.

Второй причиной может являться то, что такого рода образование становится с каждым годом все дороже, уменьшая таким образом возможность даже среднему классу прорваться туда. А в кругах элиты должности получают через связи или по наследству, что не дает возможности реально оценить их профессиональные навыки.

В подтверждение своих мыслей я решила отдельно остановиться на международных рейтинговых агентствах QS World University Rankings и Times higher education world university rankings и изучить, каким образом этот рейтинг рассчитывается. До 2009 года эти 2 организации публиковали общий рейтинг, разработанный британской  частной компанией Quacquarelli Symonds. Позже Times higher education world university rankings при содействии мультинациональной медийной корпорации Thomson Reuters Corporation стала публиковать свой рейтинг. Сама же Thomson Reuters Corporation принадлежит семье Томсон. Таким образом, оба этих рейтинга публикуются частными компаниями.

 

Суровые реалии голландского образования

 

Но все же как рассчитывается рейтинг?

Согласно сайту QS World University Rankings всего 10% рейтинга составляет показатель профпригодности студента (Employer Reputation), рассчитываемый из выборки респондентов (опросника 40 тыс работодателей). Таким образом, 10% из 100% едва ли оказывают существенное влияние на сам рейтинг. Любопытны еще и показатели 5% от рейтинга, которые учитывают соотношения иностранных преподавателей и студентов к общему числу преподавателей и студентов соответственно. Таким образом, 80% от рейтинга – это академическая репутация, цитируемость и соотношение преподавателей и студентов. Также весьма информативным является тот факт, что данная организация устраивает ежегодные пропагандистские туры, в том числе и в Россию, в которой принимают участие университеты

Times higher education world university rankings  публикуется в  приложении к еженедельному британскому журналу Times Higher Education. Любопытно, что Times higher education world university rankings https://en.wikipedia.org/wiki/Times_Higher_Education_World_University_Rankings  вообще не включает показателей профессиональной квалификации студентов, а учитывает только цитируемость университета (32.5%), и другие показатели репутации, дохода, оценок и соотношения, как и в предыдущем случае числа международных студентов и преподавателей.

Выходит, что наши университеты, которые не преподают на английском языке и(или) не публикуются в известных западных признанных изданиях, выпадают из этих рейтингов.

Таким образом, мой любимый качественный Университет Управления затерялся и в итоге пропал из списка жаждущих денежных потоков прагматичных западных ВУЗов.

Источник

 

 

Андрей Фурсов - Западная система образования

 

А.И. Фурсов - Как получить хорошее образование?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся…

Поделиться:

Рекомендуем также почитать

Новости Русского Мира © 2014
_ya_share_top__ya_share_bot_