Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

О фашизме без либерального лукавства

Роман Огиенко, 14 декабря 2016
Просмотров:
Версия для печати Версия для печати
О фашизме без либерального лукавства

Фашизм – это очередная уловка паразитов

Фашизм является прямым порождением империализма, частной собственности и всегда им сопутствует. Фашизм культивирует в человеке самые низкие, животные инстинкты и эмоции, превращая его в тупого, жестокого и бездумного зверя...

 

К вопросу о вреде догматизации сущности фашизма

Автор – Роман Огиенко

Фрагменты из статьи Романа Огиенко «К вопросу о вреде догматизации сущности фашизма».

1. Что такое фашизм?

Казалось бы, глупый вопрос, но, тем не менее, что представляет собой фашизм? Что в нём есть такого, что позволяет нам сказать, что перед нами действительно фашизм, а не нечто иное, иными словами: что фашизм делает фашизмом?

А вот это на самом деле непростой вопрос. Дело в том, что ничего особо специфического, то есть того, чего не было до него и что противопоставляло его «нормальному» капитализму, в фашизме нет. Это может показаться странным, ведь во всех ВУЗовских учебниках фашизм принято обозначать как парадокс XX века, как нечто из ряда вон выходящее, то, чего никогда раньше не было и что не присуще капитализму – но это не так.

Фашизм – это очередная уловка паразитов

На самом деле, ничего особого в фашизме нет, это миф, который придумали сами фашисты, позиционируя себя как «третья сила». Но, к сожалению, множество левых продолжают бездумно тиражировать миф об особенности фашизма. Вот, к примеру, на паблике «Lenin Crew» в коротенькой заметочке о фашизме пишется:

«…Мы привели в своей статье большую цитату из рассекреченной переписки немецких промышленников, которая как раз и показывает «социально-политический заказ олигархов», но «заказ» не просто на «пушечное мясо» для начала новой войны, а на принципиально новую форму государственного правления, которую им, в целях сохранения своего господства, в условиях подъёма революционного рабочего движения и ослабления влияния в пролетарской среде социал-демократии [как будто предавшая рабочее дело социал-демократия противостояла буржуазии! – Р.О.], необходимо было установить на смену обанкротившейся буржуазно-демократической форме диктатуры капиталистов, для чего нужно было привести к власти национал-социалистов…»

Но в чём же заключается эта «принципиально новая форма государственного правления»?

Давайте, попробуем в этом разобраться. Если рассматривать фашизм с политической точки зрения, то необязательно быть экспертом в политологии, чтобы заметить, что фашистская риторика удивительно похожа на обычный правый консерватизм. Здесь я использую выдержку из книги Р. Пальма Датта «Фашизм и социалистическая революция» (ОГИЗ-СОЦЭКГИЗ, 1935 г.):

«Итак, что представляет собой фашизм в этом более узком, или специфическом, смысле? Имеется много определений фашизма, и они отличаются большим разнообразием и даже противоречивостью, несмотря на тождество конкретной реальности, которую хотят описать. По мнению самих фашистов, фашизм является духовной реальностью. Они определяют его в разрезе идеологии. Фашизм является, по их словам, олицетворением принципов «долга», «порядка», «авторитета», «государства», «нации», «истории» и пр.!

Ясно, что вся эта фразеология мало может помочь уяснению действительного существа фашизма. Прежде всего, все эти абстрактные общие положения, которые выставляются как специфически фашистские, отнюдь не отличаются оригинальностью и свойственны сотне школ буржуазной политической философии, ещё не являющихся фашистскими, и в особенности всем национально консервативным школам. Общие фразы о «долге сотрудничества», «обязанности по отношению к другим», «жизни как долге и борьбе», «высокой концепции гражданства», «государстве, стоящем над классами», «примате общих интересов над частными» (лозунг германских национал-социалистов) – всё это затасканные пошлости, которые используются всеми буржуазными политиками и мелкими моралистами для того, чтобы замаскировать действительность классового господства и классовой эксплуатации. Якобы исключительно фашистская философия идеализации государства как «абсолютной цели», стоящей выше отдельных индивидуумов и групп, является лишь вульгаризацией учения Гегеля и его последователей, заложивших основы господствующей школы буржуазной политической философии. Во всех этих концепциях нельзя найти и следа оригинальной мысли…»

Не только в теории, но и на практике фашизм ничего особенного не представляет. Концентрационные лагеря и газовые камеры, с которыми обычно ассоциируется фашизм, практиковались задолго до возникновения фашизма, ещё во время Первой Мировой войны. А что же представляет собой фашизм в экономическом плане? Сам фашизм позиционировал себя, как «корпоративное государство», Р. Датт пишет:

«Что же фактически представляет собой корпоративное государство? Его принципы, судя по описанию его сторонников, сводятся фактически к следующему:

1. Сохранение классовой структуры общества и классовой эксплуатации под покровом фраз об «органическом единстве» и т.п.

2. Сохранение капиталистического господства, «частного предприятия», «прибылей» и т.п.

3. Умеренное вмешательство или регулирующая роль государства, когда это необходимо.

4. Комитеты принудительного арбитража или объединённые промышленные советы капитала и труда.

Но эти принципы идентичны принципам всех современных капиталистических государств. Наглая попытка представить это как нечто «новое» основывается на наивной хитрости привлечь для сравнения давно отжившую доимпериалистическую эпоху капитализма «Iaisser faire». Со времени империалистической эпохи современный капитализм всё больше развивает государственное регулирование и контроль, координацию и картелизацию под руководством государства, и тысячи экспериментов и выдумок в области объединённых промышленных советов и всяких других аппаратов для обеспечения сотрудничества капитала и труда. Что касается определения промышленности как «служения обществу» и одобрения прибыли лишь поскольку это совместимо «с национальным благом», то поистине нет нужды в фашистской «революции», чтобы повторять эту мудрость Каллисфена.

Практическое значение фашистской «революции» и её «корпоративного государства» заключается в другом, как мы это покажем ниже. Возьмём например дофашистскую Германию, где государство уже сосредоточило в своих руках 1/10 промышленного производства, имело решающую часть акций крупных банков, пароходных обществ и Стального треста, и где промышленность и взаимоотношения между капиталом и трудом находились под контролем сети регулирующих советов… Вся послевоенная тенденция либералов, лейбористов и в особенности социал-демократов развивается параллельно фашистской линии и пропаганде корпоративного государства – это общая линия комбинации государственного контроля и частной инициативы, координации при помощи сети регулирующих советов классового сотрудничества и так называемого рабочего представительства, короче говоря, весь миф «организованного капитализма». Значительная часть либеральной жёлтой книги «Труд и нация» и фашистской Хартии труда могут заменить друг друга без заметных различий…»

К тому времени империализм достиг такого уровня, что империалисты осознали, что централизация потоков капитала и расширение поля деятельности компетентных чиновников значительно улучшают эффективность капиталистического хозяйства. Изменения в экономической жизни, аналогичные фашистским странам, происходили в тех же демократических США, Британии, только при этом употреблялось не словосочетание «корпоративное государство», а иные слова.

Следует добавить, что планирование, которое столь рьяно бичуют либералы и некоторые малограмотные экономисты, давно стало реальностью для всех наиболее развитых буржуазных стран. Недаром же японские экономисты столь детально изучали, а затем внедряли наработки советских экономистов.

Но стоит ли говорить, что полнокровного планирования при рыночной анархии (которая, невзирая на господство монополий, продолжает существовать) быть не может, к тому же такое планирование идёт на пользу исключительно кучке владельцев средств производства.

Фашизм – это очередная уловка паразитов

Таким образом, мы приходим к выводу, что ни в политическом, ни в экономическом плане ничего нового фашизм в себе не несёт.

Более того! Если мы вспомним, что фашисты, приходя к власти, выполняли заказ империалистов на развязывание новой империалистической бойни мирового масштаба (о который велась речь в кругу империалистов ещё в 1918 г.), то в чём принципиальное отличие фашистов от демократических и монархических режимов, развязавших Первую Мировую войну?

А всё дело в том, что интеллектуальный и политический уровень пролетариата начала XX века был таков, что для того, чтобы превратить его в пушечное мясо, не требовалось никаких идеологических усилий.

Пролетарии пачками шли на мясорубку войны по принципу: «нашему царю показали фигу, умрём все как один!». Но после всех ужасов мировой бойни: после химического оружия, километров колючей проволоки, свистящих над головой сотен мин и бомб – у пролетариев, мягко говоря, поубавилось желания вновь участвовать в подобном.

Империалистам нужна война, а пролетарии воевать не хотят, что делать?

Нужно было найти новый способ заманить пролетариев на войну. Для этого им стали внушать идеи реваншизма, что война – это единственно приемлемый вариант для «возрождения» нации, что нужно отнять у «вражеских» народов то, что принадлежит «нации».

Кроме того, надо было убедить пролетариев, что в этот раз они непременно «победят», потому что они «сверхлюди», «арии», великий и непобедимый народ, нужно только вспомнить о своей расовой гордости, «вернуться к истокам» и победа будет гарантированна!

Итак, идеологически фашизм представляет из себя право-консервативную риторику, помноженную на расизм, шовинизм, клерикализм, милитаризм и национализм в самых разнузданных своих формах.

Ничего особенно нового в фашизме нет, кроме одной существенной детали: если раньше пролетариев гнали на убой под предлогом «необходимости» (родина-мать зовёт и тому подобное), то при фашизме доминантой становится «право», «право» нападать на иные народы («варваров», «недочеловеков») и бесстыдно их разорять и порабощать.

Таким образом, фашизм культивирует в человеке самые низкие, животные инстинкты, превращая его в жестокого и бездумного зверя. Либерализм (как и любая иная эксплуататорская идеология), конечно, тоже культивирует в человеке животное начало, но всё же в несколько меньшей степени, стараясь придать этому благообразную, безвинную форму.

Следовательно, определяющая черта фашизма заключается в том, что при нефашистской политике империалисты стараются скрыть свои людоедские устремления от масс пролетариата под всякими благовидными предлогами, фашизм же не старается скрыть своих хищнических целей, напротив, он всячески выпячивает их.

Именно в этом ключе, я полагаю, следует понимать «открытость» диктатуры финансового капитала, не то, что он противостоит демократии, а то, что он не корчит из себя святошу, невинную овечку, он громко, во весь голос заявляет на весь мир о своих империалистических, людоедских интересах.

Фашизм – это очередная уловка паразитов

2. Фашизм есть отрицание демократии

Когда говорят, что с приходом итальянских и немецких фашистов началось сворачивание парламентаризма и установление открытой диктатуры финансового капитала, как-то упускается из вида тот простой факт, что империалисты сворачивают демократию не потому, что она им надоела, а потому, что она перестаёт выполнять свои функции, а именно – одурачивание населения.

К 30-м гг. и в Италии, и в Германии наблюдался резкий спад доверия пролетариата к буржуазной демократии и демократическим лидерам. Пролетарии видели, что в парламентах сидят одни богачи, законы принимаются исключительно в интересах богачей, обещания демократов и либералов – не более чем пустая демагогия. В этих условиях сохранять парламентскую мишуру было нецелесообразным.

Но задам такой нескромный вопрос: а что было бы в том случае, если бы у пролетариата сохранялись иллюзии по поводу парламентаризма? Неужели в таком случае империалисты стали бы сворачивать демократию? Неужто фюреры не приспособили бы демократию под нужды фашизма? Конечно, приспособили бы!

Напомню, что среди немецкого пролетариата были популярны социалистические идеи, и фашисты нагло именовали свою партию «социалистической», пусть и с приставкой «национал». Представления о том, что фашизм обязательно отрицает демократию, есть догматизм, попытка приписать фашизму некую свою «логику», но фашистской «логики» нет, есть «логика» империалистов, а фашизм лишь инструмент империалистов, и он не является некой навеки застывшей формой, он имеет бесчисленные формы проявления.

Соблюдение демократических процедур и сменяемость отдельных политиков никоим образом не мешает и не противоречит осуществлению фашизма, то есть ничем не прикрытого империализма.

Нужно понимать одну вещь, что в идеологической лаборатории империализма может быть создано бесчисленное количество самых невероятных политических мутантов. И почему бы империалистам, для достижения своих целей, не комбинировать фашистские и демократические методы? Или скажем так: почему демократический президент не может играть роль фюрера? Ведь такие примеры уже существуют, например, США.

Я уверен, что ту невероятно агрессивную, наглую и геноцидную политику, которую осуществляет США, иначе как фашисткой не назовёшь. Конечно, подозреваю, что кому-то покажутся эти слова созвучными со злосчастной концепцией профессора М. Попова, так называемого «фашизма на экспорт». Однако у профессора идёт разрыв внутренней политики с внешней.

Как может осуществляться фашистская политика снаружи, если внутри она демократическая? В конце концов, натовскую военщину не в пробирках выращивают; непосредственно осуществляют фашистскую политику простые американские парни. У них есть знакомые, друзья, родственники, неужели те не поддерживают их действий? Или господин профессор хочет сказать, что от американцев власти скрывают свои хищнические действия?

Нет, президент Обама (как и его предшественники) прямо говорит своим гражданам, что США имеют право вмешиваться в дела суверенных государств всегда, когда посчитают нужным, а если надо, то и скинуть на головы глупых туземцев, смеющих перечить политике США, пару тонн бомб. Ну, и скажите мне, чем данная риторика принципиально отличается от риторики Гитлера или Муссолини? И американцы, в большинстве своём, поддерживают эту политику: фашизация населения налицо.

То есть, у США – и внешняя политика фашистская и внутренняя.

Кстати, здесь очень интересны рассуждения К. Чуковского о Супермене и порождённом им культе грубой силы. В комиксах, фильмах, Супермен, преследуя злодея, мог легко разрушить полгорода, и это подавалось как нечто нормальное. Чуковский верно подметил, что американские «супергерои» есть воплощение того самого ницшеанского сверхчеловека, которому дозволено всё.

Культ грубой силы – важнейший момент превращения человека в фашиста, то есть фашистское мировоззрение ещё в 30-х гг. плотно укоренилось в сознании американцев. Но при этом США вполне демократическое государство, с предвыборными шабашами, драками в парламенте и прочими «прелестями».

Следует добавить, что у Попова идёт отождествление установки США агрессивных, террористических режимов с фашистской политикой, между тем, подобным образом действовали абсолютно все империи задолго до возникновения фашизма и капитализма.

Кроме культа грубой силы, важнейшим аспектом фашизма является разжигание ненависти к другим народам, подгоняя под эту ненависть «научную» базу. Фашизм делит одни народы на «цивилизованные», а другие на «нецивилизованные», «варварские», которые можно и нужно порабощать и уничтожать.

Для того, чтобы убедиться, что США осуществляла фашистскую политику, можно вспомнить о том, как изображаются ими советские люди в литературной и визуальной пропаганде (особенно во времена «холодной» войны), изображаются они варварами, генетическими ублюдками, зверолюдьми. А эти устойчивые сравнения русского народа с медведем, то есть с животным, что как бы подчёркивает: мы – цивилизованные, а вы – варвары.

И стоит ли удивляется, что американские обыватели не видят ничего преступного в том, чтобы скинуть на «русских варваров» ядерную бомбу, уничтожив миллионы невинных людей, стариков и детей.

Ненависть культивировалась не только к социализму, но и к целому народу, который жил при социализме и «осмеливался» против него не бороться; причём «нормальный» человек должен был непременно ненавидеть советскую власть и полностью поддерживать возможную оккупацию Америкой его родины.

Фашизм – это очередная уловка паразитов

Та же самая идеология осуществляется в отношении всех современных неугодных американским империалистам режимов.

Американские аналитики любят преподносить противостояние США и РФ, как борьбу цивилизаций, при этом, конечно, речь идёт не о двух равноправных цивилизациях, а о противостоянии Цивилизации и квази-цивилизации.

Вообще «варварами» объявляются абсолютно все народы, которые смеют тем или иным образом противиться политике США. Чем можно объяснить ту ненависть и ожесточение, с которым американская военщина уничтожала мирное население Вьетнама, Кореи, Югославии, а теперь Ирака, Сирии, Ливии, Йемена, стран, которое не представляли и не представляют ни малейшей угрозы для Америки?

Только одним – они убеждены, что убивают не людей, а «недочеловеков, «зверолюдей».

Всё это есть, конечно, воздействие политиков, журналистов, литераторов, режиссёров, аналитиков и прочих выразителей воли фашиствующих империалистов. Выражаясь современным языком, формируется «общественное мнение гражданского общества», в соответствие с которым все, кто против политики США, – варвары, а раз они варвары, то они понимают лишь язык силы, поэтому США имеют право совершать против них агрессию.

Таким образом, буржуазная демократия может весьма мирно сосуществовать с фашизмом, точно так же, как до этого сосуществовала с классическим рабовладением. На самом деле, никаких принципиальных разногласий между демократами и фашистами быть не может, ведь и те и другие выступают за частную собственность, просто методы реализации интересов класса капиталистов несколько отличаются.

Капиталистам как раз очень выгодно, чтобы между либерализмом и фашизмом зияла непроходимая пропасть. Но фашизм и либерализм имеют гораздо больше общего, чем могло бы показаться: либерализм, выступающий за абсолютизацию рыночных отношений, то есть узаконенного людоедства, кровный брат фашизма с его культом насилия и мизантропией.

Стоит ли напоминать, что после крушения Рейха, фашисты в массе своей устремились в Аргентину и… демократические США, где не только нашли себе приют, но активнейшим образом сотрудничали с властью в борьбе против СССР…

Фашизм – это очередная уловка паразитов

 

Заключение

Возвращаясь к теме Украины, с которой я начал, можно сказать, что, невзирая на очевидную фашизацию украинского пролетариата, украинского фашизма нет, ибо фашизм есть политика империализма, а до империалистов украинские олигархи не доросли. Фашизация же, следует заметить, происходит в той или иной степени во всех без исключения буржуазных странах, потому, что это выгодно капиталистам. Зигующие бритоголовые идиоты – вполне неплохое средство в борьбе против конкурентов, и капиталистов, несомненно, привлекает перспектива превратить весь пролетариат в стадо, приходящее в фанатичный восторг от демагогии фюрера и готовое по первому же приказу лезть в окопы.

Но, поскольку на Украине в результате государственного переворота установился откровенно проамериканский режим, поскольку каждый шаг Киева контролируется в Вашингтоне, на Украине фашизм всё же есть, но фашизм этот американский. Соответственно, и в откровенно фашиствующей Прибалтике обосновался американский фашизм.

Много идёт споров вокруг вопроса: есть ли фашизм в РФ?

Поскольку россияне пока готовы умирать за интересы «своих» империалистов бесплатно, поскольку они не требуют у империалистов делиться добычей от ограбления других народов, фашизма в РФ нет, он просто не нужен. Всё дело в том, что среди многих сохранившихся советских пережитков у пролетариата РФ существует мысль о том, что бескорыстно и самоотверженно сражаться за родину, за идею – это почётно (не даром же империалисты возродили Праздник Победы и ежегодно отмечают его с большой помпой).

Фашизм есть развращение пролетариата насилием, превращение его в банду головорезов, фашизм бросает клич пролетариям: грабьте другие народы, это ваш путь к обогащению! Фашизм наступает тогда, когда империалисты не могут уговорить пролетариат захватывать им новые рынки и источники ресурсов за «спасибо»; тогда империалисты обещают пролетариям, что те могут рассчитывать не на абстрактные, а вполне конкретные материальные блага от разорения и порабощения других народов.

Такую политику и осуществляют США. Американские легионеры, воюющие в Сирии, Ливии, Ираке, Йемене, прекрасно понимают, что сражаются не за родину, не за мир во всём мире, а за денежные мешки корпораций, которые хорошо заплатят им, обеспечат социалкой их детей, родственников. Россияне же, как показывают события в Донбассе, готовы не то, что бесплатно гибнуть на полях сражений, но даже без воинских почестей и официального признания их «героизма».

Фашизм – это очередная уловка паразитов

Однако, можно ли считать РФ антифашистской силой, учитывая, что она противостоит американскому фашизму на той же Украине (пусть и крайне непоследовательно)?

Конечно, нет, ибо цель империалистов РФ та же, что и у вашингтонских фашистов – безраздельное господство над мировой частной собственностью. Вместе с тем, почему же марксисты должны противиться борьбе российского империализма с американским фашизмом, как заявляют определённые товарищи?

И не надо этих глупых обвинений в так называемом «красном путинизме», то есть социал-шовинизме. Речь идёт не об оправдании российского империализма, а о том, что марксисты в любом случае не способны пока влиять на ситуацию, а взаимное истощение империалистических хищников объективно выгодно для мирового пролетариата, во всяком случае, пока оно не перерастает в прямое столкновение.

Догматизм – страшная вещь. Он словно вирус, если человек его подхватил – излечиться от него крайне сложно, учитывая, что, как только он поселяется в неокрепшем уме, тут же начинает стремительно прогрессировать.

Догматизм отучает человека думать, порождает в нём леность ума и такой индивид, в конце концов, деградирует. Зачем думать своей головой, когда можно взять умную, авторитетную книгу и выдёргивать из неё цитаты на все случаи жизни! Поэтому многие люди, именующие себя последователями Маркса, относятся к марксизму, не как к научному методу, а как к эдакому кладезю истин на все времена, вроде библии.

Между тем, определение Димитрова считается классическим отнюдь не потому, что он исчерпывающее исследовал тему фашизма, а потому, что после него никто серьёзных исследований с позиций материализма и тем более диалектики не проводил.

Данное скромное исследование, конечно, не претендует на некую особую научную новизну, или исчерпывающее изложение материала; его целью служит подчёркивание сущности фашизма, того факта, что фашизм есть прямое порождение империализма, частной собственности и всегда им сопутствует.

Пусть эта статья поспособствует более детальному, обширному и вдумчивому исследованию фашизма, форм его проявления, что послужит выработке единственно верной тактики и стратегии будущего коммунистического движения.

Источник

 

 

Импортный фашизм (11.03.2016). Документальный спецпроект

 

 

Иудаизм, Сионизм, Фашизм. Запрещённый Фильм

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать




Новости Русского Мира © 2014