Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Что ждет Иран после убийства президента

20 мая 2024
Просмотров: 1513

Что ждет Иран после убийства президента

Исламская Республика Иран столкнулась с очередным внутриполитическим потрясением. В авиакатастрофе на севере страны погиб президент Эбрахим Раиси. Теперь в течение 50 дней должны состояться внеочередные выборы. По мнению экспертов, пока сложно говорить о том, кто может претендовать на этот пост, однако трагедия может привести к ряду внутриполитических последствий.

Власти Ирана подтвердили гибель президента страны Эбрахима Раиси в результате крушения вертолета. Об этом в соцсети Х (ранее Twitter, заблокирован на территории России) сообщил вице-президент Мохсен Мансури. Фотографию государственного лидера он сопроводил надписью: «Мы принадлежим Аллаху и к нему вернемся».

Помимо главы республики на борту вертолета находились министр иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян, губернатор провинции Восточный Азербайджан Малек Рахмати и пятничный имам города Тебриза Мохаммад Али Але Хашем, пишет иранское издание Mehr. По словам главы Красного Полумесяца Пира Хосейна Коливанда, никому из них не удалось выжить.

Первые сообщения об аварии поступили в воскресенье около 16 часов мск. Эбрахим Раиси в сопровождении делегации возвращался из Азербайджана, где совместно с Ильхамом Алиевым принимал участие в церемонии сдачи в эксплуатацию гидроузла «Худаферин». Катастрофа произошла в приграничной провинции Ирана Восточный Азербайджан.

Министр внутренних дел республики Ахмад Вахиди сообщил, что жесткая посадка произошла из-за сложных погодных условий. По его словам, в день вылета рейса был сильный туман, к месту трагедии направили 16 спасательных отрядов, но их работа также осложнялась горным рельефом территории.

«Ситуация в районе авиационного происшествия на северо-западе Ирана была сложная – определялась термической депрессией», – рассказал РИА «Новости» ведущий специалист центра погоды «Фобос» Евгений Тишковец. Он отметил, что при осадках видимость ухудшалась до одного-трех километров, в облаках – до нескольких сотен и десятков метров. Порывы ветра достигали 10-15 метров в секунду, в горах местами до 21 метра в секунду. По словам метеоролога, полеты в горах при таких метеоусловиях запрещаются.

На этом фоне начальник генштаба ВС Ирана Мохаммад Багери призвал задействовать в поисках все имеющиеся силы армии. Он также добавил, что в операции могут принять участие и специалисты Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В результате усилий правительства к предполагаемому месту крушения удалось добраться четырем командам спасателей.

Помощь в поисках предложили соседние Армения и Азербайджан. Поддержку в поисково-спасательной операции оказала и Анкара. Турецкие власти направили к месту трагедии вертолет с системой ночного видения и БПЛА. В свою очередь президент России Владимир Путин распорядился послать в Иран два самолета и вертолеты с группой из 50 специалистов. Москва также выразила готовность оказать максимальное содействие в поисках.

Утром в понедельник турецкий беспилотник Akinci, который предоставила Анкара, передал координаты некоего «источника тепла» у деревни Тавель, где в итоге и было найдено разбившееся воздушное судно. Reuters отмечает, что для возвращения в страну Раиси использовал американский вертолет Bell 212, способный достигать скорости 190 км/ч. Неназванный чиновник республики подчеркнул, что судно сгорело полностью.

После известий о гибели Раиси президент Владимир Путин направил аятолле Сейеду Али Хаменеи телеграмму, в которой назвал погибшего настоящим другом России, сделавшим многое для отношений двух стран. «Он по праву пользовался высоким уважением соотечественников и значительным авторитетом за рубежом. Как настоящий друг России, он внес неоценимый личный вклад в развитие добрососедских отношений между нашими странами, прилагал большие усилия для их вывода на уровень стратегического партнерства», – говорится на сайте Кремля.

Российский лидер также попросил передать слова искреннего сочувствия и поддержки родным и близким покойного президента и всех погибших в этой ужасной катастрофе. «Желаю им и всему иранскому народу душевной стойкости перед лицом столь тяжелой, невосполнимой утраты», – заключил Путин.

Со словами соболезнования выступил и глава МИД Сергей Лавров. «Всегда будем помнить этих выдающихся политических деятелей как истинных патриотов Исламской Республики, твердо отстаивавших интересы своего государства и отдавших жизнь беззаветному служению Родине», – приводится его обращение в Telegram-канале дипведомства. Он также подчеркнул, что Раиси и Абдоллахиян всегда являлись настоящими друзьями Москвы.

«Глубоко опечален и потрясен трагической кончиной президента Исламской Республики Иран Эбрахима Раиси. Его вклад в укрепление двусторонних отношений между Индией и Ираном всегда будут помнить», – написал в X (ранее Twitter, соцсеть заблокирована в РФ) премьер-министр Индии Нарендра Моди. Глава индийского МИД Субраманьям Джайшанкар отметил, что потрясен гибелью Раиси и своего коллеги – Абдоллахияна. «Наши соболезнования их семьям. Мы поддерживаем народ Ирана в этот трагический час», – цитирует его ТАСС.

Пакистан объявил день траура в связи со смертью Раиси в знак солидарности с Тегераном. Премьер Армении Никол Пашинян направил телеграмму духовному лидеру Ирана Али Хаменеи и выразил соболезнования в связи с гибелью делегации президента республики.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил, что потрясен новостью о гибели Раиси, которого считает образцовым и необыкновенным человеком, пишут «Известия». В свою очередь Израиль поспешил непублично заверить Тегеран в собственной непричастности к катастрофе.

Между тем западные СМИ начали активно обсуждать личность возможного преемника президента страны. Так, издание Politico предполагает, что

должность главы государства может занять сын духовного лидера Ирана – Моджтаба.

Обязанности по управлению республикой временно возьмет на себя первый вице-президент Мохаммад Мохбер. Внеочередные выборы планируется провести в течение ближайших 50 дней.

Эбрахим Раиси родился 14 декабря 1960 года в Мешхеде. Еще в студенчестве он поддерживал идеи свержения монархии. В 1978–1979 годах принимал участие в Исламской революции. С 1980-го работал в судебной канцелярии в пригороде Тегерана, впоследствии стал прокурором Кереджа. В разные годы возглавлял генеральную инспекцию Ирана, следил за деятельностью исполнительных органов власти.

С 2019-го являлся верховным судьей страны. На этом посту инициировал разработку законопроектов по защите женщин от бытового насилия, развернул кампанию по борьбе с коррупцией. В том же году был включен в санкционные списки США и Евросоюза за нарушения прав человека.

Впервые Эбрахим Раиси баллотировался в президенты в 2017 году, но проиграл Хасану Роухани, переизбранному на второй срок. На выборах 2021 года он одержал победу, набрав более 60% голосов. Раиси принадлежал к ультраконсервативному политическому крылу, был сторонником жесткой линии в отношениях с Западом, при этом не возражал против восстановления иранского ядерного соглашения.

«Сейчас главная задача силовиков Ирана – найти ответ на вопрос, что случилось. От этого будет зависеть многое»,

– подчеркнул политолог Марат Баширов в своем Telegram-канале. Он напомнил, что 13 мая Иран и Индия подписали соглашение об эксплуатации порта Чабахар. Нью-Дели намерен развивать порт на юго-восточном побережье страны вдоль Оманского залива, чтобы получить маршрут транспортировки товаров в Афганистан и страны Центральной Азии в обход портов Карачи и Гвадар в Пакистане. Стоимость контракта, заключенного между Indian Ports Global Limited и Организацией портов и судоходства Ирана, составит 370 млн долларов.

Тогда в Вашингтоне, комментируя соглашение, пригрозили Дели санкциями. «Любая организация, любой, кто рассматривает возможность заключения деловых сделок с Ираном, должен осознавать потенциальные риски, которым он подвергается, и потенциальный риск санкций», – цитирует представителя Госдепартамента США Веданта Пателя Баширов. Эксперт называет соглашение «ударом по контролю транспортных коридоров Штатами». «И вот через неделю после подписания гибнет Раиси», – указал на совпадение Баширов.

Авиакатастрофа действительно вызывает много вопросов. «Главный из них: как президентскому борту разрешили лететь при таких погодных условиях?» – говорит Лана Раванди-Фадаи, руководитель Восточного культурного центра Института востоковедения РАН, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ и доцент РГГУ.

По словам собеседницы, уже звучат теории о том, что трагедия произошла по вине израильских или американских диверсантов.

«Многие иранцы пытаются найти этому доказательства, вспоминая предыдущие заявления политиков из Тель-Авива и Вашингтона. Но официальных обвинений пока нет. Да и сами израильтяне уверяют, что не имеют отношения к произошедшему», – детализировала Раванди-Фадаи.

Она считает важным то, что на помощь Ирану пришла Турция, которая отправила своих альпинистов и спасателей, а также предоставила высокотехнологичный беспилотник, благодаря чему удалось определить место ЧП. «Руку помощи протянули и российские власти», – добавила спикер.

«В целом иранское общество шокировано гибелью президента и высокопоставленных чиновников. Многие люди в ночь на понедельник молились о здоровье Раиси и его спутников», – рассказала эксперт. По ее мнению, трагедия сплотит местное общество. На этом фоне она не ожидает дестабилизации в Исламской Республике.

«Основные рычаги власти в Иране не у президента, а у духовного лидера. Поэтому страна продолжит стабильно функционировать, даже несмотря на трагедию.

Я думаю, правительство возьмет ситуацию под контроль. Временно исполняющим обязанности президента уже назначили вице-президента Мухаммада Мохбера, который, к слову, является сторонником хороших отношений с Россией. Через 50 дней в Иране пройдут внеочередные выборы президента, на которых, по моему мнению, победит консерватор», – прогнозирует Раванди-Фадаи.

В иранской государственной схеме президент не является главой государства, также напоминает Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», в Telegram-канале издания. Эту функцию исполняет духовный лидер – аятолла. Президент же фактически лишь руководит исполнительной властью.

«Он избирается всенародным голосованием, однако с этапом предварительного идеологического отбора и отсечения недопустимых для системы кандидатов. Таким образом сохраняется плюрализм при выборе, но многообразие ограничивается разрешенными рамками», – подчеркивает политолог.

«Президентские выборы не являются лишь процедурой утверждения отобранных кандидатов, имеет место реальная конкуренция и борьба, итог президентского голосования может оказаться не таким, как предпочитает верховная клерикальная власть»,

– указывает он. Лукьянов приводит в пример глав Ирана Хатами и Ахмадинежада, которые заняли свой пост вопреки желаниям правящей группы. «Благодаря сложной системе управления и контроля, а также в определенной степени дублированию функций, работа государственного аппарата достаточно устойчива к шокам, наподобие того, что произошел сейчас, вакуум власти не возникает. Однако эта же сложность и наличие групп разных интересов повышает риски нарушения внутреннего баланса. Тем более что внутренняя ситуация в Иране, мягко говоря, и так далека от идеальной на протяжении уже довольно длительного времени», – акцентирует Лукьянов.

Схожей точки зрения придерживается и Владимир Сажин, сотрудник Института востоковедения РАН. По его мнению, гибель Раиси способна спровоцировать политическую борьбу в верхних эшелонах власти Ирана. «Более того, те силы, которые выступали организаторами протестов против государственного строя в 2022-2023 годах, могут воспользоваться ситуацией и начать принимать определенные шаги по дестабилизации обстановки», – добавил спикер.

Впрочем, Сажин исключает возможность политического переворота в Иране.

Президент в республике избирается один раз в четыре года всеобщим голосованием и, по сути, выполняет функции премьер-министра, напоминает эксперт. «То есть президент – главный исполнитель тех задач, которые ставит верховный лидер», – детализировал аналитик. По словам собеседника, иранское общество по-разному относилось к Раиси. «Некоторые воспринимали его как очень слабого политика, другие – поддерживали», – уточнил он.

Говорить о том, кто станет новым президентом Ирана, пока преждевременно, считает эксперт. «Исполнять обязанности до выборов будет первый вице-президент Мохаммад Мохбер. Он близок к аятолле Хаменеи и обладает абсолютным доверием верховного лидера. Но среди консервативного крыла есть много известных и авторитетных политиков», – резюмирует Сажин.

Новости Русского Мира © 2014