Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Экономические убийцы в действии

Вазген Авагян, 15 мая 2017
Просмотров: 3088
Версия для печати Версия для печати
Экономические убийцы в действии

Экономические убийства стран – это обыденная практика паразитической Америки

Экономические убийства уже вовсю применяются Америкой для уничтожения и порабощения. И для этого у паразитов из США имеются кадры многоразового использования, снова и снова направляемые в места «управляемых катастроф»...

 

Экономическое убийство: анатомия процесса

Автор - Вазген Авагян

Об организации массовых экономических убийств, сознательно планируемых и осуществляемых гуманитарных катастроф, с летальным прекращением снабжения необходимыми благами миллионов людей в той или иной точке планеты – написано немало литературы. Самая известная книга на эту тему - Джона Перкинса, Исповедь экономического убийцы (Confessions of an Economic Hit Man). Есть и другие книги. Не у всех есть время их читать. К тому же в литературе такого рода обычно слабо описана МОТИВАЦИЯ организаторов искусственных гуманитарных катастроф. Зачем они это делают? Обычно принято считать, что это наказание для строптивых, приговорённых народов…

Кто бы спорил!

Однако важнее, на мой взгляд, другая сторона экономического убийства – сверхприбыли, доходность процесса

По крайней мере, для рядовых участников процесса это важнее, чем высокоумные геополитические замыслы ходячих трупов вроде Бжезинского…

Как вовлечь в экономическое убийство значительный персонал, причём из числа местных коллаборантов? Чем мотивировать их действовать против своей страны и народа? Особенность технологии экономического убийства заключается в том, что деньги на подкуп убийц извлекаются из самого процесса убийства – подобно тому, как в средневековье оплата наёмников извлекалась из грабежа тех городов, которые эти наёмники и брали.

 

Экономические убийства стран – это обыденная практика паразитической Америки

Прежде чем понять патологию экономического процесса в форме экономического геноцида – давайте рассмотрим, как действует нормальный, рециклический обменный процесс в экономике.

Современная экономика – это обменный процесс. В ней никто не производит сразу всего, что нужно для жизни. В ней каждый делает что-то одно, нужное для жизни – и выменивает всё остальное у других. Это очень удобно – но и очень опасно. Если продуктопровод обмена будет перерезан – то прекратится и жизнь людей.

Как выстраивается ОБМЕН в экономике (не хрематистике)? По закону органического строения капиталовложений[1]. Прибыльность вложений в разных отраслях выравнивается за счёт эквивалентного обмена[2]. И зарплата и прибыль во всех отраслях в итоге[3] одинаковая.

А откуда же тогда взять сверхприбыль? Откуда взять быстрое обогащение – если во что ни вложить, всюду получаешь отдачу среднюю и стандартную?

Для организации сверхприбыли и существует хрематистика, которая заменяет общий медленный рост благосостояния на резкий и стремительный рост личного благосостояния за счёт обрушения депрессивных сегментов экономики.

Хрематистика с помощью разных факторов (войн, катастроф, блокад, организации дисбалансов, саботажа, диверсий, провокаций, раздувания истерии и т.п.) организует для своих заказчиков разрегулирование обменных процессов. А когда обмен разрегулирован – то нет уже общей средней прибыли на все отрасли хозяйства. Есть сверхприбыль – и её обратная сторона – катастрофические убытки банкротов.

Я очень грубо и схематично объясняю, но если вы, например, захватили огромное количество огурцов бесплатно (как пиратскую добычу, скажем) – то вы можете сбывать их по демпингу, разорив всех других производителей огурцов, и забрав себе всю прибыль с рынка огуречных продаж. Затем огурцы у вас кончатся (вы же не сами их выращивали – вы другим их выращивать мешали) – и кончатся они не только у вас. Их вообще не станет на рынке. Поскольку механизм воспроизводства этого товара разрушен вашим демпингом.

И тогда огурцы станут значительно дороже, чем были до вашей атаки, механизм их производства будет восстанавливаться долго, тяжело, и не факт, что вообще восстановится (реальное дело ставить – это не денежки печатать, за ночь не управишься). Вы же начнёте демпинговать со свёклой, морковью, с кастрюльками или бензином.

Что создадут эти процессы? Да то, собственно, что мы и видим в процессе глобальной либерализации: хаос и лихорадку бирж и рынков. Если при отрегулированных обменах было понятно – кто, кому, сколько и за что должен, то теперь ничего не понятно. Дешёвые вещи идут дорого (себестоимость 100-долларовой купюры США – меньше цента, а сколько благ за неё берут печатающие её мошенники!), дорогие вещи продаются ниже их себестоимости, и в итоге разрушаются механизмы их воспроизводства.

Кратко: если две отрасли обмениваются эквивалентно, то они обеспечивают друг другу равную, и невысокую норму прибыли, равный уровень жизни своих работников. Если обмен стал неэквивалентным, то одна отрасль получает сверхприбыль за счёт обнищания и убытков другой отрасли. Но не навсегда. Когда нищающая и убыточная отрасль развалится окончательно – то сбывать продукцию доминантной отрасли тоже станет некуда и некому.

Но современный человек не может жить вне товарообмена, он уже физически неспособен сам себе всё необходимое обеспечить.

Оттого он вынужден вливаться в мировой обмен товарами на любых условиях, и становится жертвой шантажа – когда под угрозой прекращения поставок жизненно-необходимого его заставляют делать немыслимо невыгодные и унизительные для него поступки…

Мы имеем личные катастрофы людей, которых мы определяем как рецессионеров – то есть людей, которые под давлением шантажа вынуждены отдавать очень много своего продукта в обмен на очень малое количество чужого, но необходимого им продукта. Они сочетаются с катастрофой личной судьбы у т.н. лишенцев – то есть вообще выброшенных из товарооборота, лишних, ненужных оборотному циклу людей. Все эти личные катастрофы несложившихся судеб складываются в общенациональную катастрофу упадка техномики, деградации производственного потенциала.

Ведь то, что сегодня произвести могли бы – но не стали, потому что нет на это заказа – завтра уже и технически будет невозможно произвести, даже если заказ появится.

Техносфера-то деградирует без заказов, её подсистемы разрушаются под ударами неэквивалентных обменов. Что будет, если работает один, а зарабатывает другой? Тот, кто работает без заработка – теряет желание работать, а тот, кто зарабатывает без труда – теряет и желание, и способность что-то делать.

Это мы, собственно, и видим всё пореформенное время в СНГ и вообще в мире. Тяжелейший каторжный труд не даёт людям никакого стимула его продолжать, даже простой выживаемости (МРОТ в два раза ниже уровня прожиточного минимума). В то же время огромные доходы получают люди, никак и ничем не занятые. Нужно ли объяснять, что сверхдоходы тунеядцев неразрывно связаны с недоплатой трудящимся, по закону сохранения вещества и энергии?

+++

В двух словах вышеописанные процессы можно охарактеризовать как ПОТРОШЕНИЕ РЫНКА определённой сверхсилой, имеющей вне-экономический характер.

Вообразите себе самый обычный городской базар. Его захватила банда, и всё что там есть – все эти тыквы, помидоры, баклажаны – продаёт покупателям. А поставщикам тыкв, помидоров, баклажанов – ничего не даёт. Раз поставщикам ничего не дают – то они прекращают поставки.

А у банды сверхприбыли – потому что они 100% прибыли забирают себе (а раньше, допустим, 80% с розницы отдавали оптовикам). И эти сверхприбыли у банды до тех пор – пока есть старые запасы. Потом всё что было – продано. Нового не подвезли – а может быть, и не сделали нового.

Банда сняла с рынка пенки, и уходит. Остаётся полностью разрушенный рынок: покупатели на нём ничего не могут найти, а поставщики объезжают его за версту, зная, что там ничего не платят за поставки…

По такой схеме «сверхприбыль сверхсрочно за разрушение рынка в долгосрочной перспективе» - можно разрушить не только колхозный базар, но и национальный рынок товаров и услуг, и мировой (глобальный) рынок реальной экономики.

То есть берётся рынок какой-либо захваченной американскими финансовыми хищниками страны (Украины или Пуэрто-Рико) – и ЕГО ПОТРОШАТ.

Понятно, что зарезанная корова не даст больше молока, а пошедшая на шашлыки овца – не даст больше шерсти. И земля, отравленная ядохимикатами, не даст больше урожая. И завод, распроданный на металлолом – уже не выпустит продукции на станках- ибо станки стали металлоломом…

Выпотрошенный рынок – это мёртвый рынок. Вначале на нём бум и оживление, сверхприбыли верхушки, начальства – а потом полное и безоговорочное умирание всех обменных процессов. Вот это прибыльное для персонала и выгодное геополитически империи-гегемону дело и можно назвать экономическим убийством наций.

Экономические убийства стран – это обыденная практика паразитической Америки

Таким потрошением рынков занимались экономические убийцы в Югославии[4], Мексике[5], в Болгарии[6], Греции[7], в Руанде[8], во многих других странах Африки и на Филиппинах[9]. Особенно чудовищным по масштабам было мародёрство экономических убийц в России[10].

+++

Совершенно очевидно, что для экономических массовых убийств у Американской Империи (нароста-паразита человеческой цивилизации) имеются кадры многоразового использования, снова и снова направляемые в места предполагаемых управляемых катастроф.

Таковы семейство Гайдаров (Мария Гайдар продолжила дело отца на Украине), таков М.Саакашвилли, как выяснилось, пригодный для всех стран пост-советского пространства, таковы и фигуры помельче, используемые то в одной, то в другой стране. Таким эмиссаром экономической смерти является и бандеровское отродье Наталия Яресько. Понаделав страшных дел на Украине, она вдруг всплывает… в Пуэрто-Рико[11]!Примечательно, что в переводе с испанского название страны означает «богатый порт».

Экономические убийства стран – это обыденная практика паразитической Америки

Особенностью положения Пуэрто-Рико является то, что страна по сути является зависимой от США территорией, которая имеет статус «неинкорпорированной организованной территории», то есть находится под управлением США, но не является их неотъемлемой частью.

Верховная власть в Пуэрто-Рико принадлежит Конгрессу США, но территория имеет собственную систему самоуправления.

Так вот, туда направляют Яресько – и через полтора месяца после прихода Яресько в Пуэрто-Рико объявили о банкротстве «государства».

Власти Пуэрто-Рико объявили о неспособности погасить долги в размере 123 миллиардов долларов и официально инициировали процедуру банкротства государства.

В своем письме Конгрессу США губернатор Пуэрто-Рико Рикардо Росело подчеркнул, что с такими долгами территория, контролируемая Соединенными Штатами, не способна обеспечивать своим жителям услуги на достойном уровне.

+++

Таким образом, экономическое убийство того или иного народа осуществляется по схеме:

1.Захват политической власти в какой-либо стране.
2.Отказ метрополии от ответственности за всё, что в захваченной стране происходит (спекуляции на «самоуправлении» колоний).
3.«ПОТРОШЕНИЕ» национального рынка – снятие самых рентабельных «пенок», разрушение цепочек поставок, погром проблемных активов.
4.Вывоз всего ценного, «ввоз проблем» из метрополии (переброска нищеты из метрополии в колонию – т.е. токсичного мусора, самого чёрного и низкооплачиваемого труда, самых незавидных социальных ролей и т.п.).
5.Поощрение внутренних раздоров и конфликтов в колонии – чтобы продлить режим выкачки.
6.Бегство «инвесторов», оставляющих за собой пустыню и выжженую землю.

Этот «бизнес» вполне сложился, и у него даже есть переезжающие из колонии в колонию менеджеры ТНК, которые потрошат новые народы привычно и буднично. Саакашвилли и Яресько – яркие примеры.

Экономические убийства стран – это обыденная практика паразитической Америки


[1] Если что-то производить очень выгодно, то все начинают это производить, и конкуренция снижает норму прибыли в этой отрасли. Если, наоборот, что-то нужное даёт слишком низкую прибыль, то наоборот, оттуда уходят капиталы, уходят предприниматели – конкуренция снижается, норма прибыли оставшихся в отрасли растёт.

[2] Неважно, куда ты вложил капитал – в лёгкую промышленность или металлургию, в книгоиздательство или топливно-энергетический комплекс, всюду и оплата труда и норма прибыли на одинаковый объём затрат – одинакова.

[3] Там, где предприниматели повышают производительность труда и способствуют техническому прогрессу - растущая производительность труда уменьшает норму прибыли и приводит к росту безработицы. Наоборот – там, где производительности и техники не улучшают – норма прибыли становится выше, безработица – меньше, и этот сектор становится более интересным для инвестора. Так сектора выравниваются.

[4] МВФ в Югославии последовательно уничтожил индустриальный сектор и постепенно демонтировал югославское государство «всеобщего благоденствия». Соглашения о реструктуризации увеличили внешний долг и обеспечили мандат для девальвации югославской валюты, что сильно ударило по уровню жизни югославов. Югославская экономика медленно впадала в кому. Промышленное производство докатилось до 10-процентного падения к 1990 году — со всеми предсказуемыми социальными последствиями. Большая часть кредитов, выданных МВФ Югославии в 1980-х годах, ушла на обслуживание этого же долга и решение проблем, вызванных выполнением рецептов МВФ. Фонд заставил Югославию прекратить экономическое выравнивание регионов, что привело к росту сепаратизма и дальнейшей гражданской войне, унёсшей жизнь 600 тыс. человек.

[5] В 1980-е годы из-за резкого падения цен на нефть рухнула мексиканская экономика. МВФ стал действовать так: кредиты выдавались в обмен на масштабную приватизацию, сокращение государственных расходов и т. п. До 57 % государственных расходов уходило на выплату внешнего долга. В результате из страны ушло около 45 млрд долларов. Безработица достигала 40 % экономически активного населения. Страну вынудили вступить в НАФТА и предоставить колоссальные льготы американским корпорациям. Доходы мексиканских рабочих моментально сократились.

В результате реформ Мексика — страна, где впервые была одомашнена кукуруза — стала её импортировать. Полностью была уничтожена система поддержки мексиканских фермерских хозяйств. После вступления страны в НАФТА в 1994 году либерализация пошла ещё быстрее, стали ликвидироваться протекционистские тарифы. США же своих фермеров поддержки не лишали и активно поставляли кукурузу в Мексику.

[6] Реформы МВФ привели к массовому вымиранию болгар, особенно на севере страны. Болгарский перец, чьё имя показывает на его происхождение – перестали выращивать в Болгарии!

[7] Стремительная деиндустриализация страны привела к закрытию по меньшей мере, 18 производственных единиц за лишь последние пять лет с 2012 по 2016 гг. Последним таким инцидентом стало прекращение работы завода Pepsico-Ivi в Биотии, центральной Греции, 31 октября. Тремя месяцами ранее, 2 августа, производитель проводов и стальных тросов Leventeris закрыл свой завод вблизи города Волос.

По умеренным оценкам Греческой Федерации Предприятий (SEV) "для того, чтобы компенсировать обнищание греческой экономики за последние несколько лет, потребуются дополнительные инвестиции - на те, которые осуществляются ежегодно в размере 100 млрд евро до 2022 года.”

Глава SEV Теодорос Фессас отмечает: "За последние семь лет, продуктивная ткань страны разрушилась. Инвестиции снизились на 62 %, заставив промышленную и производственную сферы расплачиваться за рецессию".

Среди предприятий, прекративших свое производство в 2015 году оказались марка бумажных полотенец Softex и производитель упаковки Vis, наряду с ContiTech IMAS - завода конвейерной ленты, который закрыли в марте 2015 года, а это означает, что 140 сотрудников присоединились к длинному списку безработных греков.

[8] В 1989 году МВФ предоставил Руанде заём при условии, что правительство перестанет оказывать поддержку фермерским хозяйствам (поддержка является нормой во многих странах мира, включая и США) и проведёт девальвацию местной валюты. Это спровоцировало крах доходов населения и, как следствие, кровавую гражданскую войну между хуту и тутси, в которой погибло более полутора миллионов человек.

[9] Предложение взять, а потом выплачивать внешний долг в иностранной валюте везде привело к ориентации экономики исключительно на экспорт, невзирая ни на какие меры продовольственной безопасности.

[10] В результате реформы 1990-х годов в России индекс потребительских цен с 1992 г. по 1995 г. увеличился в 1187 раз, а номинальная зарплата — в 616 раз. Жизненный уровень основной массы населения снизился по многим характеристикам в 1,5—2 раза. Произошло снижение наукоемких производств, техническая деградация экономики, свертывание современных технологий. Падение производства в России по своим масштабам и длительности значительно превысило все известные в истории кризисы мирного времени. Либерализация ценообразования вызвала ликвидацию сбережений. Было резко сокращено финансирование науки и НИОКР (В 6 и более раз). В 1990—1997 годах научный потенциал страны сократился на 35—40 %. Упали объёмы производства в сельском хозяйстве: сокращение посевных площадей, сбора зерна, поголовья скота. В животноводстве происходил регресс в технологии и санитарии. Резко сократились авиаперевозки. Четырёхкратно сократились как объёмы перевозки пассажиров, так и пассажирооборота. Фиксировалось значительное ухудшение здоровья населения и рост смертности. Сверхсмертность в годы Великой Отечественной войны, включая гибель населения в блокадном Ленинграде, составила примерно 4,2 млн человек и соответствовала 90-м годам в РФ. Сократилось потребление ряда важнейших продуктов питания. Специалисты говорят о резком ухудшении его структуры, недостатке белков и витаминов. В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 году» говорилось, что «структура питания населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания».Значительная часть продуктов питания, поступавших в торговлю, была фальсифицирована. Резко выросла преступность. Говоря о российских реформаторах и результатах их политики, профессор Колумбийского университета и лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц отмечал: «Величайший парадокс в том, что их взгляды на экономику были настолько неестественными, настолько идеологически искажёнными, что они не сумели решить даже более узкую задачу увеличения темпов экономического роста. Вместо этого они добились чистейшего экономического спада. Никакое переписывание истории этого не изменит». Сстрана по уровню социально-экономического развития оказалась отброшенной на десятилетия назад, а по некоторым показателям — в дореволюционный период. Никогда за обозримый период, даже после разрушений от гитлеровского нашествия, не наблюдалось столь продолжительного и глубокого снижения уровня производства почти во всех отраслях отечественной экономики.

[11] Экономику именно этой, омываемой волнами Карибского моря, страны «спасала» с середины марта экс-министр финансов Украины Наталия Яресько, которая была назначена исполнительным директором Совета финансового контроля и управления Пуэрто-Рико. Реализация плана финансового восстановления должна была стать первым шагом, который вернет уверенность и стабильность инвесторам и 3,5 миллионам гражданам США.

Источник

 

 

ДЕНЬГИ. Джон Перкинс "Экономические Убийцы"

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать

Популярные новости



    Новости Русского Мира © 2014