Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Исламизм под тенью иудейства

Владимир Можегов, 09 апреля 2024
Просмотров: 2119
Версия для печати Версия для печати
Исламизм под тенью иудейства
То, что ислам и иудейство связывает извечная борьба, кажется очевидным. Более того, апокалиптический конец истории в исламской версии есть борьба исламского воинства Махди с мировой Иудеей. Не все, однако, так просто...

 

 

Исмаил и Иаков: исламизм под тенью иудейства

ещё раз о теракте в Крокусе и его акторах

Автор – Владимир Можегов

В статье «Неоконы как настоящие заказчики теракта в Крокусе» мы указали на неоконов как силу, стоящую как за самим терактом, так и за созданием ИГИЛ*. Однако, связь иудейской матрицы с матрицей исламистской осталась не до конца проговоренной, и, возможно, не до конца понятной.

То, что ислам и иудейство, не смотря на общие авраамические корни, связывает извечная борьба, кажется очевидным. Более того, апокалиптический конец истории в исламской версии также окрашен в цвета борьбы исламского воинства Махди с мировой Иудеей. Не все, однако, так просто. И именно для того, чтобы лучше понимать, с чем мы имеем дело, постараемся прояснить немного историю вопроса.

Дабик, исламский Армагеддон

Согласно хадисам (преданиям) пророка Мухаммеда, в последние дни, когда мир погрузится во тьму всеобщего нечестия, истины ислама будут забыты, а люди больше возлюбят грех, нежели благо, в Сирийской пустыне состоится великая битва, в которой сразятся между собой армия «румов» (то есть, римлян христиан), которые соберутся здесь под «80-ю флагами» и армия мусульман, которой будут руководить последний имам Махди. В кровопролитной битве, которая будет длиться несколько дней, мусульмане одержат победу.

Вскоре же после битвы придет Даджаль (исламский антихрист). Он явится где-то между Сирией и Ираком (а, быть может, в Иерусалиме), и, собрав вокруг себя толпы одетых в черное иудеев, объявит себя богом. В кратчайшие сроки власть Даджаля признает весь мир, кроме двух священных городов – Мекки и Медины.

Исламизм под тенью иудейства

С воцарением Даджаля мир погрузится в самые мрачные глубины зла и нечестия. Однако, в самую черную годину, на один из минаретов мечети в Дамаске опустится с неба пророк Иса-бен-Мариам (то есть, Иисус Сын Марии), чтобы призвать людей к покаянию. Неверные и грешники будут умирать от дыхания уст его. Последние же праведники, оставшиеся на земле, и имам Махди со своим войском присоединятся к нему. Возможно, здесь же в Сирии (а, возможно, в Иерусалиме, у мечети Аль-Акса) состоится еще одна эсхатологическая битва, на которую пророк Иса и имам Махди поведут последних праведников-мусульман против нечестивых полчищ Даджаля. В этой битве пророк Иса убьет Даджаля ударом копья…

Можно как угодно относится к этим пророчествам, однако, одна маленькая деталь придает им значение. То, что мы сейчас рассказали, и есть суть идеологии салафитов группировки ИГИЛ. Вот почему главный рупор пропаганды «Исламского Государства» носил название «Дабик».

«Дабик» – это название крошечного городка на севере Сирии, где и должна состояться решающая битва мусульман с «80-ю флагами» Европы. Таким образом, ожидание апокалипсиса и подготовка «судного дня» были положены в самое основание идеологии Исламского Государства.

Очевидно, что именно эта боевая эсхатологическая идеология стала важнейшим фактором популярности ИГИЛ среди молодого и бедного исламского населения всего мира.

Вторым важнейшим фактором популярности ИГ стало его информационное обеспечение. Уровень изданий ИГ и его трансляций на весь мир был столь профессионален и креативен, что создавал ощущение работы на ними лучших пиар-контор Мэдисон-авеню.

Начиная с самого оформления организации в разгромленном войной Ираке, колокол пропаганды ИГИЛ беспрерывно гудел, пока весь исламский мир не оказался оповещен о том, что «время близко».

К 2016 году ситуация, назревавшая в Сирии, была более чем горячей, а дело шло к прямой наземной операции армии США. И если бы победу на американских выборах того времен одержала Хиллари Клинтон, так бы, очевидно и произошло. Прямое же столкновение исламистов ИГ с армией «белых христиан» в Сирии (несомненно воспринятое радикальным исламским миром как начало «последней битвы») повлекло бы за собой взрыв исламского радикализма по всему миру.

Победа Трампа, однако, отменила прямую интервенцию. После чего за два года умелых действий иракских и сирийских сил при поддержке российских ЧВК и международной коалиции ИГ потеряло 90% территорий, которые контролировало, и к концу 2017 года было сведено на нет.

Однако, сама радикальная идеология салафизма никуда не делась. Наоборот, вброшенная в исламские массы, она только начала в них свое брожение.

И недооценивать силы идеи конечно не стоит. Рано или поздно она неизбежно поставит перед каждым мусульманином принципиальный вопрос: ты с имамом Махди, истиной и Пророком, или с разложившемся и погружающимся во мрак, миром, ожидающим Даджаля?

Принимая же во внимание то, что весь современный ислам (в том числе и в России), усилиями саудовских проповедников, насквозь пропитан ваххабистским духом, взрывоопасный потенциал этих вопросов с каждым годом только растет.

Современный мир может сколько угодно смеяться над фанатиками, верящими в «сказки о Даджале, имаме Махди и Пророке Исе», но, если бы он осознал, какие деньги и влияние стоят за людьми, готовыми умирать за эти идеи, смех, скорей всего, застрял бы у него в горле. Ибо именно горючая смесь из эсхатологического фатализма с одной стороны, и Больших Денег, и политического влияния с другой, во все века взрывала этот мир.

Неоконы создают голема ИГИЛ

С того самого момента, как только ИГИЛ заявило себе, было понятно, что за ним торчат уши неоконов. Именно эта сплоченная группа учеников Лео Штрауса всегда предавала огромное значение эсхатологическим пророчествам, и черпала в них, по заветам своего учителя, энергию для реализации своих политических проектов.

Неоконы-штрауссианцы – мессианская политическая секта, но секта особого рода. Для политического философа Лео Штрауса, большого почитателя Маймонида, «мессия» – не мистическая, но, прежде всего, политическая реальность. Штраус и поставил себе целью эту политическую реальность создать: вырастить своего рода «коллективного мессию». Для этой цели он взял бывших троцкистов, учеников Макса Шахтмана, и преподал им новую боевую идеологию, уже не ультралевую, а ультраправую, в духе нового XXI века. В центре новой идеологии стояла уже не «мировая революция», но планомерная работа по «исполнению пророчеств» древних религиозных книг.

В работе «Лео Штраус и его армия политического мессии» мы писали об этом так: «В лице же самого Лео Штрауса будущие неоконы нашли своего рода абсолютный троцкизм: троцкизм эзотерический, метафизический, взывающий к самым потаенным глубинам еврейской души. Если Троцкий считал себя кем-то вроде нового Бар Кохбы, то Штраус, очевидно, ощущал себя кем-то вроде нового Маймонида, пишущего «комментарий» к священным текстам и своими трудами являющего во плоти нового политического мессию.

Таким «политическим мессией» и стала секта его учеников, признавших вслед за Штраусом, эзотерическую установку Маймонида как философа, «меняющего мир» и участвующего в войне в роли советника султана Саладина.

Только теперь, в роли «нового Саладина» перед новой мессианской армией должна была выступить вся военная и политическая машина Соединённых Штатов Америки».

Уже тот «конец истории», который был провозглашен неоконами в момент сноса берлинской стены (известная книга Фукуямы), отсылал людей, чутких к религиозной символике к известным местам священных книг. Для христиан «конец истории» означал начало эсхатологического времени, описанного в Откровении Иоанна Богослова; для мусульман – время последней битвы верных и прихода Даджаля-антихриста; для иудеев же – начало мессианского века.

Явный эсхатологический смысл (в разных транскрипциях и под разным углом зрения) несли в себе события 11 сентября 2001 года.

(См. мою статью «Перл-Харбор 21 века. 911 как самая масштабная провокация неоконов»)

Все информационное сопровождение обеих серий иракской войны так же было наполнено весьма прозрачными (как для американских протестантов, так и для мусульман) аллюзиями и эсхатологической риторикой библейской войны «судного дня».

(См. мою работу «Мессианская война» в Ираке. Почему неоконы проиграли?)

Исламизм под тенью иудейства

Вышедший же из огня и чада событий 911 и «библейской войны» ИГИЛ стал идеальным творением неоконов. Основу боевой организации ИГИЛ составили бывшие бойцы и офицеры армии Саддама Хуссейна, вытесненные из правового поля страны в такую глубокую тень, в которой работать с ними радикальным агитаторам было очень удобно. Главой же нового салафитского образования стал бывший руководитель одной из ячеек Аль-Каеды, более пяти лет проведший в американских тюрьмах, и неожиданно вышедший на свободу в 2009 г.

Салафизм как исламский пуританизм

Давайте отмотаем теперь еще немного назад, и зададимся вопросом: а что такое ваххабизм вообще? Ваххаби́зм (араб. الوهابية‎, аль-ваххабийя) – салафийское движение, основанное в XVIII веке Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, призвавшим к тотальному очищению ислама.

Аль Ваххаб и правда преуспел в очищении, признав за «настоящий ислам» лишь три первых поколения после Мухаммеда, и даже от центрального символа веры ислама: «нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк Его» оставив лишь первую часть.

Начиная с «История ваххабитов» Луи-Александра Корансе (Louis Alexandre Olivier de Corancez, Histoire de wahabis, 1810) и «Записок о бедуинах» Якоба Буркхардта (Bruckhardt J. L. Notes on the Bedouins, 1831), исследователи-арабисты единодушно называют ваххабизм «исламским пуританизмом».

Предельная ясность пустыни и ярости идеально ложились на примитивное сознание бедуинов. Пуританин и ваххабит – вообще идеальный солдат для сокрушения цивилизации, будь то христианская, мусульманская или «цивилизация кяфиров» (то есть, неверных).

И подобно же пуританам, которые «очищая Новый завет» фактически вернулись к Ветхому, ваххабиты довели ислам до последней степени иудаизации. Одним словом, в руках умных менеджеров материал этот оказался максимально удобен и пластичен.

Существует устойчивое мнение, что ваххабизм был создан под бдительным присмотром британских спецслужб для двоякой цели: во-первых, посеять раздор в среде мусульман, во-вторых – направить его против Османской империи.