Новости Русского Мира
Честные и полезные новости для думающих людей

Новости РуАНа

Предвестник большого наступления в СВО

Захар Виноградов, 12 января 2023
Просмотров: 2426
Версия для печати Версия для печати
Предвестник большого наступления в СВО
11 января, министр обороны Сергей Шойгу назначил Главнокомандующим СВО Начальника Генерального штаба генерала армии и Героя России Валерия Герасимов, а также автора «доктрины Герасимова». Осуществится ли она на практике?...

 

 

Доктрина Герасимова: политика, война и ресурсы – в один кулак. Чего ждать от нового Главкома СВО

Автор – Захар Виноградов

В среду вечером, 11 января, министр обороны Сергей Шойгу сообщил о новых назначениях в командовании спецоперации. Главнокомандующим СВО с этого момента станет Начальник Генерального штаба генерал армии и Герой России Валерий Герасимов

Очевидно, что перестановки в командовании спецоперацией не были неожиданностью для тех экспертов, кто знаком с военными структурами страны не понаслышке, примерно чего-то такого они ждали уже несколько последних недель.

Это назначение – предвестник большого наступления

Назначение Герасимова Главнокомандующим СВО фактически опровергает последние предположения украинской власти, а так же некоторых западных аналитиков о том, что Россия предполагает заморозить конфликт по корейскому варианту, то есть остановить военные действия и де-факто без каких-либо юридических оснований закрепить существующее положение дел на фронте – за собой оставить территории, которые уже освобождены от нацистов, но не продвигаться далее вглубь Украины.

Если бы задача была именно такой, для ее реализации достаточно было бы уже сделанного войсками и командованием РФ. Для этого не надо было бы назначать руководить спецоперацией начальника Генерального штаба (второго человека в Минобороне и военной иерархии страны). Назначение нового Главнокомандующего СВО как раз свидетельствует об обратном – о переводе хода спецоперации в новую наступательную фазу.

«Это [назначение] связано с тем, что масштаб операции увеличивается. Чтобы провести более решительные и радикальные наступательные действия, командующему нужны полномочия, которые позволили бы ему в масштабах России осуществлять переброску войск и частей, востребованных для решения конкретных боевых задач», – считает военный эксперт, директор Музея войск ПВО Юрий Кнутов, который и сам до недавнего времени был военным.

По его словам, российская армия, проводящая спецоперацию на Украине, возглавляемая начальником Генерального штаба, может теперь принимать масштабные решения.

«Грубо говоря, мы теперь сможем перебросить с Дальнего Востока какую-то часть, у которой есть уникальные вооружения. Начальник Генштаба в состоянии это сделать, издав соответствующую директиву или указание. То же самое касается командующих округами и видами вооруженных сил. Таким образом, поднимается уровень ответственности и уровень полномочий», – говорит Кнутов.

Масштабирование боевого опыта

Еще одной важной задачей этого назначения, как считают эксперты, является масштабирование опыта, прежде всего боевого, который есть у всех руководителей СВО. Но не только.

Герасимов за свою военную службу глубоко изучил почти все военные округа РФ, в которых служил – от Польши, где в советское время начинал службу в расквартированной там танковой дивизии, до Дальнего Востока. Командовал Северо-Кавказским военным округом, а так же Московским, Ленинградским и Центральным.

Иными словами, в силу своей биографии и профессиональной военной карьеры, знает многих военачальников и командиров Вооруженных сил РФ, знает их способности, сильные и слабые стороны и в связи с этим может в нужный момент назначить их на те должности, в соответствии с их личными и боевыми качествами, на которых они принесут наибольшую пользу Вооруженным силам и России.

При этом не надо забывать, что звезду Героя России Герасимов получил за проведение боевых действий в Сирии. То есть имеет впечатляющий опыт проведения военных действий.

«Валерий Герасимов – главный координатор, главный планировщик. Ведь именно Генштаб занимается планированием боевых действий в военное время и является «организатором всех наших побед», как мы говорим», – утверждает военный эксперт генерал Попов.

По его словам, в связи с назначением Герасимова главнокомандующим СВО, боевой опыт и его и его заместителей «масштабируется».

«Вообще было странно, что Герасимов, который формально отвечает за все военное искусство в России, не имел никакой должности в СВО. Поэтому были упреки, в том числе в адрес Генштаба, что он якобы дистанцировался от этой кампании. На самом деле он не дистанцировался. Просто он занимался этим не так активно, как хотелось бы», – утверждает другой военный эксперт, директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберёзкин.

При этом даже заместители Герасимова имеют огромные возможности. И они будут сверхоперативно решать множество задач, возложенных на командование спецоперацией, считают эксперты.

Предвестник большого наступления в СВО

Генералы Суровикин, Салюков и Ким назначены заместителями Герасимова. Как предполагают эксперты, опрошенные изданием Украина.ру, новые замы Главнокомандующего СВО возглавят соответствующие направления или, говоря традиционно, три главных фронта спецоперации. Все они так же имеют боевой опыт.

«Назначены три зама, потому что имеется три фронта, три стратегических направления по оперативной деятельности: Северное Харьковское, Центральное Восточное и Южное направление», – поясняет логику этих назначений Герой России генерал– майор ВВС РФ Владимир Попов.

Доктрина Герасимова и спецоперация на Украине

И все же главной причиной назначения Валерия Герасимова Главнокомандующим СВО является, как мне представляется, его собственная доктрина, которую он обнародовал в 2013 году (важно понимать, что это произошло за год до госпереворота на Украине, но на фоне масштабных событий, называемых «Арабской весной»).

Свою доктрину (тогда она так еще не называлась) Герасимов обнародовал перед Академией военных наук, уже будучи тогда всего полгода начальником Генерального штаба РФ.

Собственно, «доктриной Герасимова» его доклад, частично опубликованный в специализированной российской прессе, обозвали западные аналитики, которые очень серьезно и пристально изучали доклад начальника Генерального штаба России. Фактически все мозговые центры Европы и США официально и неофициально занимались скрупулезным исследованием «доктрины Герасимова».

Сам доклад начальника Генерального штаба, как уже было сказано, являлся реакцией на теорию «цветных революций» или, вернее, реакцией на волну «цветных революций», вылившуюся в «Арабскую весну», когда в ряде арабских государств в результате неофициальных действий США пало несколько правительств, что привело к хаосу и практически полному подчинению этих стран США.

Понимая, что «цветные революции» в той или иной форме докатятся и до постсоветского пространства, Герасимов предложил свой ответ на них.

В чем суть доктрины Герасимова?

Прежде всего, в жесткой централизации всего управления – не только военного и не только государственного. А всего управления: материальными ресурсами, войсками, дипломатическими ведомствами, политическим управлением страны, информационными ресурсами.

По мнению Герасимова, именно отсутствие такого строго единого управления и создает предпосылки расшатывания страны. Именно фрагментация управления позволяет организаторам «цветных революций» создавать хаос, который и приводит к госперевороту. Например, если информационные ресурсы (даже незначительная их часть) находится под управлением «революционеров» из посольства США, это уже создает предпосылки для расшатывания госвласти. Противопоставить этому можно только сосредоточение всех ресурсов в одних руках в момент «цветной революции», а по сути гражданской войны.

Централизация военных и гражданских ресурсов позволяет принимать масштабные решения по обеспечению войск всем необходимым.

Централизация предполагает быстрые и эффективные решения, как финансово-экономического, так и военного характера. Но не только.

Дело в том, что доктрина Герасимова отвергает некоторые идеи теоретика военного дела ХIХ века Карла Клаузевица. Например, его идею о том, что война является продолжением политики только другими средствами.

Доктрина Герасимова предполагает, наоборот, что политика должна в период новых «гибридных войн» обеспечивать решение военных вопросов, быть продолжением военных действий. Как и дипломатия.

Кроме того, доктрина Герасимова предполагает использовать слабые стороны так называемой «западной демократии», когда каждое решение принимается путем долгих и многоуровневых обсуждений и обеспечивается консенсусным решением.

Противопоставить слабостям «западной демократии» нужно всё тоже централизованное управление – не только ресурсами страны, но и административными, информационными и политическими органами. Только в этом случае можно остановить «цветную революцию», которая постепенно переходит в гражданскую войну.

Резюме

Очевидно, что отчасти теоретическую «доктрину Герасимова» новому Главнокомандующему СВО теперь предстоит осуществить на практике.

Более того, речь, скорее всего, идет, как уже сказано, не о замораживании российско-украинского конфликта, а, наоборот, перевода его в острую наступательную фазу с последующими уже с позиций силы политическими и дипломатическими решениями.

Источник

 

На Дуду Россия ответила Герасимовым

Автор – Ростислав Ищенко

Зеленский во Львове встретился с президентами Польши (Дудой) и Литвы (Науседой). Перед встречей он провёл совещание с украинскими политиками и военными относительно ситуации на границе с Белоруссией.

По итогам встречи Дуда сообщил, что Польша готова передать Украине одну роту (десять штук) танков «Леопард» А1М4. Поскольку до этого Берлин и Варшава заявляли, что не намерены поставлять танки в одиночку, можно с высокой долей уверенности предположить, что в ближайшее время вопрос о предоставлении Украине десятков и даже сотен единиц основных боевых танков западного производства будет разблокирован. Во всяком случае, о поставке партии британских «Челленджеров» и в Лондоне, и в Киеве говорят уже без тени сомнения.

Хочу обратить внимание, что произошло это сразу после освобождения российскими войсками Соледара, в результате чего положение бахмутского гарнизона стало безнадёжным, а ситуация вокруг Северска критической для Украины. Учитывая, что не прекращаются наступательные действия ВС РФ в Марьинке, Авдеевке и на Севере, в районе Кременной, что также возобновились попытки наступать в районе Угледара, можно констатировать, что за всё время СВО украинский фронт в Донбассе, на всём его протяжении никогда не был так близок к катастрофическому обрушению, как в последние дни.

Если обрушение фронта произойдёт, то стабилизировать его Украине будет крайне трудно. Под Соледаром сгорели практически все резервы, в последние недели Киев был даже вынужден практически полностью обнажить Черниговское направление, чтобы продлить агонию Соледара. Херсонская группировка отдала под Соледар и Бахмут больше чем могла ещё месяц-полтора назад. Резервы перебрасывались даже из-под Запорожья, где Украина готовилась к наступлению с целью выхода к Мелитополю и рассечения российского сухопутного моста в Крым, но так его и не начала. Из-за нехватки сил и средств не смог Киев реализовать и амибициозный план по срезанию выступа у Кременной, с последующим прорывом через Лисичанск в направлении Луганска.

Напомню, что ещё каких-то четыре недели назад киевские политики на полном серьёзе обсуждали возможность выхода к весне на линию соприкосновения по состоянию на 23 февраля 2022 года. Сейчас о собственном наступлении ВСУ речь уже не идёт.

Проблема для Киева заключается в том, чтобы в принципе остановить наступление российской армии, стабилизировать фронт, завершить очередной этап мобилизационных мероприятий, обучить мобилизованных, получить от Запада новые партии тяжёлого оружия и боеприпасов.

Только в случае, если все эти мероприятия удастся выполнить, киевские стратеги смогут размышлять о новых наступлениях. Хотя, судя по обвальному падению качества украинских войск, им лучше думать о простой и незатейливой жёсткой обороне, ибо для манёвренной необходимы не только генералы, которые этот самый манёвр смогут спланировать, но и офицеры, унтер-офицеры и солдаты, способные запланированное осуществить. Для этого они должны понимать свою часть задачи и действовать осмысленно, а не просто тупо умирать в окопах. Так вот пока что последние партии украинских мобилизованных, набираемые из ранее никогда не служивших, могут только массово умирать, горами трупов тормозя продвижение российских войск, но никак не осуществлять сложные манёвры, требующие высокой выучки.

Соответственно, оказавшись перед лицом приближающейся катастрофы украинского фронта, Запад должен был решить, что ему делать дальше. То ли свернуть помощь Украине и, не мучая её больше, позволить, наконец, погибнуть, то ли срочно накачивать оружием, пытаясь стабилизировать фронт на каком-нибудь тыловом рубеже.

Дмитрий Медведев достаточно оптимистично прокомментировал свидание Зеленского с Дудой и Науседой, заявив, что во Львове решали вопрос возвращения западных областей Украины тем, кто считает себя их настоящими хозяевами. Однако, судя по последовавшим за этим изменениям в высшем военном руководстве, в целом российская власть оценивает львовские посиделки далеко не так оптимистично. И причина этого отнюдь не обещание Дуды передать Зеленскому 10 «Леопардов».

Конечно, как было сказано выше, это не просто десяток ничего не решающих в масштабе СВО танков. Это формальное разблокирование поставок Западом тяжёлой бронетехники украинскому режиму. Если у Запада будет достаточно времени, то к лету счёт поставленных на Украину «Леопардов», «Челленджеров» и прочего (что найдут) может идти на сотни, а это уже серьёзно.

Но как раз времени-то и нет. Как было сказано выше, для Украины удержание фронта – огромная проблема: новый мобилизованный контингент гибнет сотнями и тысячами, но остановить российское наступление пока не в состоянии. Фронт реально очень близок к обрушению. Между тем, если армия начала отступать перед лицом сильного противника, то остановить её сложно. Если же эта армия ко всему прочему ещё и большей частью состоит из необученных новобранцев, то максимум, что от неё можно требовать – задерживать наступающие части на отдельных рубежах на сутки-двое, и то ценой непропорционально огромных жертв.

Таким образом, Украина остро нуждается в поддержке уже не только западными деньгами и оружием, но и западными войсками. Киев, конечно, хотел бы, чтобы Польша воевала с Россией вместе с ним, но, как минимум ему надо, чтобы польская армия, пусть и невоюющая, отвлекла на себя максимум российских резервов, создав эвентуальную угрозу на Белорусском направлении и вынудив перебросить дополнительные значительные силы ВС РФ на прикрытие белорусской границы.

Тогда Киев может рассчитывать, что рано или поздно сможет забросать трупами наступающие сейчас российские войска, истощить их, сбить их наступательный порыв и на каком-то рубеже стабилизировать фронт, чтобы получить передышку, позволяющую привести в порядок разгромленные части, пополнить их и дождаться западной помощи военной техникой и наёмниками. Нельзя также исключить, что Зеленскому удалось убедить Дуду ввести польский контингент (поначалу небольшой) на Западную Украину, с тем, чтобы начать высвобождение украинских частей, охраняющих белорусскую границу, для переброски на фронт.

В таком случае неудивительно, что на встрече присутствовал Науседа. Мы знаем позицию США – Польша войдёт на Украину, как Польша, а не как НАТО, США не собираются рисковать ядерной войной на этом этапе конфликта. Чтобы в такой ситуации иметь шанс на более-менее эффективное противостояние России, Польша должна создать для ВС РФ максимально сложную обстановку. Простейший способ решения этой проблемы – создание кризисной обстановки для гарнизона Калининградской области. Чтобы достичь этой цели, необходима поддержка Литвы. Без закрытия Вильнюсом калининградского транзита полная блокада области невозможна. Полякам же нужна именно блокада, а не война.

В блокаде область может держаться месяцы, но не годы. При этом если нет войны, то и наступать на территорию Польши вроде как нет оснований. Ведь это уже будет «нападение на страну НАТО». Таким образом, угрозой блокады Калининграда можно прикрыть входящую на Западную Украину группировку от ударов ВКС, а на фронт поляки и сами не полезут – предоставят возможность украинцам умирать «за западные ценности».

Понятно, что Россия не для того год вела тяжёлые боевые действия, чтобы теперь позволить польско-литовскому альянсу перечеркнуть все достижения и дать возможность Украине, дождавшись западной помощи, ещё полгода-год пить из нас кровь. Ответ на готовящуюся польскую провокацию должен быть ассиметричным, молниеносным и смертельным.

Думаю именно поэтому в российском военном руководстве внезапно произошли драматические изменения. Назначение начальника Генерального штаба на командную должность в СВО может быть оправдано только в том случае, если таким образом формально маскируется, а на деле подчёркивается его фактическое назначение главнокомандующего всем Западным фронтом России (от Финляндии, до Чёрного моря).

И поляки, и, тем более, американцы не дети. Они не хуже нас знают, что попытки совместить высокую штабную и высокую командную должности никогда ни к чему хорошему не приводили. Обе они требуют полной отдачи (работы в режиме 24/7), при этом решаемые задачи слишком различны, чтобы эти должности был малейший резон совместить.

С другой стороны Валерий Герасимов – блестящий офицер, с огромным как командным, так и штабным опытом. Девять орденов, из которых семь чисто военных, а пять и вовсе боевых, Герой России, медаль «За боевые заслуги», командование 58 армией во Второй Чеченской войне и, наконец, к моменту Крымской операции (без единого выстрела покончившей с украинской властью в Крыму путём блокады превосходящих сил украинской армии, флота и спецслужб, как имевшимися в Крыму, так и дополнительно переброшенными туда частями ВС РФ) Герасимов был уже два года, как начальник Генерального штаба. То есть, именно он занимался планированием этой операции и переброской войск для её реализации.

Предвестник большого наступления в СВО

Генерал Валерий Герасимов

Понятно, что для руководства СВО в нынешнем формате формирование командного кулака в лице Герасимова, Суровикина, главкома Сухопутных войск Салюкова избыточно. Но в сообщении о назначении открытым текстом говорится о расширении масштаба решаемых задач, то есть ожидается резкое изменение масштаба СВО.

Предвестник большого наступления в СВО

Генерал Сергей Суровикин